Новости регионов России

 



Амурская область учреждена 8 (20) декабря 1858 года в границах: на юге и юго-западе — по Амуру; на западе — от слияния Шилки и Аргуни; на северо-востоке по водоразделу бассейнов Амура и Лены до Станового хребта по нему, Джугдыру, Джагды и Ям-Алиню до верховьев Буреи, от них по прямой до Амура в месте впадения в него Уссури. Территория области в этих границах составляла 449 535 км².

В 1858—1884 годах область входила в состав Восточно-Сибирского генерал-губернаторства, затем, с 1884 по 1917 годы в состав Приамурского генерал-губернаторства. в 1904 году часть области, в бассейне Урми и верхнего течения Амгуни, отошла к Приморской области.

Во время гражданской войны в 1918 году на территории области существовала Амурская трудовая социалистическая республика, с 6 апреля 1920 по 16 ноября 1922 года входила в состав Дальневосточной республики, после её ликвидации в состав Дальневосточной области. Амурская область в прежних границах стала Амурской губернией. в ее составе были образованы 4 уезда: Благовещенский, Свободненский, Завитинский и Зейский.

В 1926 году Дальневосточная область была преобразована в Дальневосточный край, а на территории губернии образованы 2 административных округа: Амурский (с входившими в него районами: Александровский, Амуро-Зейский, Екатерино-Никольский, Завитинский, Ивановский, Мазановский, Михайловский, Свободненский, Селемджино-Буреинский, Тамбовский, Хингано-Архаринский) с центром в Благовещенске и Зейский (районы Зейский, Могочинский, Рухловский, Тыгдинский) с центром в посёлке Рухлово, районы Некрасовский и Михайло-Семёновский на востоке губернии вошли в состав Хабаровского округа. в 1930 году окружное деление было упразднено, районы перешли в непосредственное подчинение крайисполкому в Хабаровске, в 1932 году восстановлено областное деление — в состав Амурской области включены районы Амурского и Зейского округов, но без упразднённых Амуро-Зейского (в 1931) и Екатерино-Никольского (в 1930) районов. в 1934 году в границах бывшего Зейского административного округа (и с тем же районированием) создана Зейская область, упразднённая в 1937 году, её районы вошли в состав Читинской области.

В 1932—1938 годах область входила в состав Дальневосточного края, разделённого на Приморский и Хабаровский. в составе последнего Амурская область находилась до 1948 года.

2 августа 1948 года область была выделена из состава Хабаровского края в самостоятельную область РСФСР, в её состав включены районы Читинской области (Зейский, Сковородинский и Тыгдинский), созданные в 1937 году Зейско-Учурский и Нюкжинский, в 1939 — Джелтулакский. Одновременно в состав Хабаровского края был передан Верхнебуреинский район, таким образом в 1948 году в составе области было 23 района. в 1953 году упразднён Нюкжинский район, в 1954 — Зейско-Учурский, в 1955 — Кумарский.

В 1963 году созданы сельские и промышленные районы: сельские — Белогорский, Бурейский, Ивановский, Михайловский, Октябрьский, Серышевский и Тамбовский, с 1964 года Архаринский и Мазановский; промышленные — Джелтулакский, Зейский и Селемджинский. Благовещенский район вошёл в состав Ивановского, а Константиновский — Тамбовского районов. в 1965 году все промышленные и сельские районы были преобразованы обратно в административные, а в 1967 вновь образованы Благовещенский и Константиновский районы.

В 1975 году Зея и Шимановск отнесены к городам областного подчинения, а пгт Тындинский преобразован в город Тынду областного подчинения. в 1977 году Джелтулакский район переименован в Тындинский с центром в городе Тында, Тыгдинский — в Магдагачинский с центром в пгт Магдагачи.

Древнейшая история приамурья

ЭПОХА ПАЛЕОЛИТА на территории ПРИАМУРЬЯ

 

Первые памятники каменного века. В 1961 году отряд разведки Дальневосточной археологической экспедиции под руководством профессора А.П. Окладникова обследовал верхнее течение реки Зея.
Самоходная баржа, на которой базировался отряд, пристала у крутого берега поселка Филимошки. Мелкий дождь и тучи гнуса загнали исследователей в теплый трюм, и только неутомимый Алексей Павлович не обращал на них никакого внимания. По размокшей глинистой круче он взобрался на высокую террасу, на которой располагалось село. Неподалеку от помещения клуба из земли были извлечены несколько каменных орудий, принадлежащих эпохе нового каменного века. Ученый возвратился на берег Зеи. Здесь его внимание привлекло обилие галек-окатышей, вымытых водами реки из-под 15-17-метровой толщи берега. С надеждой найти в хорошо промытом галечнике каменные орудия, которые могли попасть туда в результате разрушения верхней части террасы, А.П. Окладников внимательно рассматривал берег. Его внимание привлек камень, на котором были явно видны целенаправленные сколы. Волнение охватило ученого: подобные обработанные гальки относились к самой древней поре становления человека – эпохе нижнего палеолита.
Дальнейшее обследование близлежащей территории дало неожиданный результат. На сравнительно небольшом участке, около 20 метров, вдоль берега из галечника были извлечены расколотые и оббитые гальки-окатыши. Несколько обнаруженных А.П. Окладниковым галек со следами обработки не имели ничего общего с древними орудиями труда, найденными в свое время на территории Северной Азии и Дальнего Востока. Даже орудия синантропа выглядели по сравнению с ними более изящными и совершенными.

Значит, несколько сот тысяч лет назад на территории области жил наш далекий предок, стоявший на уровне развития питекантропа (обезьяночеловека). в современной науке он известен под названием гомоэректус («человек прямоходящий»).

В 1968-1969 гг. А.П.Деревянко обнаружил подобные орудия в селе Кумары (Шимановский район). Древнейшие орудия из галек найдены по берегу Амура ниже села. Материалом для их изготовления служили хорошо окатанные гальки из кремнистых и вулканических пород.
Открытие столь древних орудий вызвало большой интерес ученых: оно значительно расширяло географическую зону расселения ископаемого человека. и не на юг, а далеко на северо-восток. Для научного подтверждения открытия необходимо было выявить и другие памятники с подобными орудиями труда и близкими условиями их залегания.

В 1969 году в устье реки Ту (среднее течение реки Зея) были найдены такие же архаические изделия из камня. Они находились в слое галечника, перекрытого 8-10-метровым слоем песка. Вес отдельных находок достигал более килограмма. Найденные орудия можно разделить на чопперы-сечки, скребки, орудия с «носиком» (плоские гальки, у которых несколькими ударами оформлялся выступ-«носик») и отщепы - отходы каменной индустрии, острые края которых использовались в качестве режущего инструмента. Все это говорило о возможности включения территории Приамурья в ареал расселения человека прямоходящего.
Климат Приамурья отвечал условиям жизни человека, не умеющего еще добывать огонь и изготавливать одежду. Его окружала субтропическая растительность и теплолюбивый животный мир. На ночь человек готовил более или менее надежные защитные сооружения из ветвей деревьев во входах в пещеры, гротах или навесах, строил примитивные жилища. Жизнь человека была занята постоянными поисками пищи, сбором плодов, ягод, орехов, съедобных корешков, побегов, червей, личинок, лягушек, ящериц, яиц и птенцов.

Питекантроп «приручил» огонь, возникавший в результате самовозгорания, удара молнии или извержения вулкана. Его использовали для защиты от хищников и приготовления пищи. Кости крупных животных, расколотые рукой питекантропа, найдены в кострищах многих стоянок мира. Расколоть кости можно было при помощи чопперов, чоппингов, орудий с «носиками».

Местонахождения орудий из галечников в Филимошках, Усть-Ту и Кумарах относятся к тому отдаленному времени, к той изначальной эпохе нашей истории, когда происходило становление человека, когда он делал свои первые шаги на пути к преодолению абсолютной зависимости от природы и выделению из мира животных.

Наступление ледника. 350-400 тыс. лет назад на территории Евразии наступило значительное похолодание. Пока нет убедительных доказательств того, что человек жил на территории Приамурья постоянно. Возможно, во время наиболее сильного похолодания он вынужден был уходить в южные районы Дальнего Востока.

Прошли сотни тысяч лет, и на Земле на смену питекантропу пришел неандерталец, населявший планету от 100 до 40-35 тыс. лет тому назад.

Климат стал холодным, с редкими наступлениями потеплений. На бескрайних просторах Сибири и Дальнего Востока среди холодолюбивой растительности бродили стада самых крупных из существовавших на суше животных – могучих мамонтов. По степям проносились стада быстроногих предков современных лошадей. в одиночку и семьями паслись неуклюжие на вид, но страшные в своей ярости шерстистые носороги. Дважды в год, с летних пастбищ на зимние и наоборот, кочевали тысячные стада северного оленя.

Все живое содрогалось, когда в предвечерних сумерках раздавался рев огромного льва или пещерного медведя. Страх леденил душу человека, но он, подбрасывая в горящий у входа в пещеру костер дрова, лишь крепче сжимал в руке копье с каменным наконечником.

В эпоху мустье человек уже научился искусственно добывать огонь, изготавливать каменные клинки-остроконечники, которыми пользовался как кинжалами и наконечниками копий, скребла и скребки, проколки, резцы. Их делали из массивных отщепов и пластин, сколотых с нуклеусов.
Люди научились с помощью подтески намеренно придавать орудию заранее задуманную форму. в мустье развивается техника отжимной ретуши, когда сильным, но осторожным нажимом костяного, деревянного или каменного отжимника от орудия отделялись тончайшие чешуйки. Благодаря этому оно обретало необходимую остроту и прочность.

Величайшим достижением неандертальцев стало умение сооружать искусственные жилища, как наземные (с использованием костей, бивней мамонта, жердей, рогов и шкур), так и подземные, типа землянок. Полным ходом шло обживание больших и малых пещер, из-за которых нередко происходили кровавые схватки с пещерными медведями и другими хищниками. Человек все чаще стал выходить победителем в этих столкновениях, об этом «говорят» расколотые кости и черепа животных у входов в пещеры, в очагах и на стоянках.
Охота, как правило, была загонная, с использованием огня, с большим количеством людей.

От эпохи мустье до нас дошли первые погребения человека. Ученые считают, что смерть не от ран и зубов хищника казалась первобытному охотнику неестественной. Возможно, используя только что зародившуюся первобытную магию, люди придавали трупу позу спящего человека в надежде, что он может ожить. в искусственно сделанную могилу клали орудия труда, оружие, пищу, которые, по мнению первобытного охотника, пригодятся в потустороннем мире. в этих и других действиях усматривается начало религиозных представлений.

Погребения помогли изучить внешний вид человека той эпохи: он отличался покатым лбом, мощными надбровными дугами, имел массивную челюсть, крупные зубы. Подбородочный выступ еще обозначен слабо. Скелет свидетельствует о большой физической силе, ловкости. Кисть руки и стопа ноги отличаются от конечностей современного человека только массивностью. Объем мозга неандертальца почти такой же, как у современного человека, а иногда и больше, но его структура сильно отличается. в первую очередь, бросаются в глаза слабо развитые лобные доли. Ученые считают, что у неандертальца прост рисунок мозговых извилин, что влияло на его умственные способности, речь, возбудимость.

Неандерталец открыл путь столь важному явлению человеческой культуры, каким является искусство. На ряде стоянок найдены кости с ритмическими насечками, плита с чашеобразными углублениями, раскрашенные гальки.

Искусственное добывание огня, обряд захоронения, зарождение религиозных представлений, зачатки искусства, большой объем мозга и скелет, почти не отличающийся от скелета современного человека, зарождение родовых отношений позволили назвать неандертальца человеком разумным (Homosapiens). На территории Амурской области пока не выявлено культурного слоя эпохи мустье, но местонахождения орудий труда этого времени обнаружены. Одно их них находится в Кумарах. Находки располагались на галечной отмели и были представлены рубящими орудиями типа чопперов и чоппингов, а также нуклеусами, скребками и отщепами.

Появление человека современного типа. На рубеже 40-35 тыс. лет на смену неандертальцу приходит современный физический тип человека - Homosapienssapiens («человек дважды разумный»), или кроманьонец.
На земном шаре значительно увеличивается население. Человек осваивает все новые и новые районы Евразии, заселяет Австралию и Америку. Для того чтобы освоить эти пространства, нужно было уметь строить жилища, шить одежду, иметь более совершенные, чем прежде, орудия труда.

Совершенствуется обработка камня. Появился призматический нуклеус, с которого скалывают длинные ножевидные пластины, иногда настолько острые, что ими можно легко резать дерево и мясо. Количество типов орудий приближается к 90. Распространяется так

называемая вкладышевая техника. в пазы костяной или деревянной основы закреплялись небольшие тонкие каменные пластинки (вкладыши). Такие орудия были очень эффективными: в случае затупления или поломки одной из пластин, она заменялась новой. С помощью этой техники изготавливались ножи, кинжалы, палицы, наконечники копий.
Наряду с камнем широко применяется кость: появляются костяные иглы, шилья, копья, гарпуны, мотыги, из нее изготавливают различные рукоятки. Из кости или рога делают копьеметалки – удлиненные орудия с крючком на конце. Этим самым как бы увеличивалась длина руки при метании копья или дротика, а за счет этого возрастала убойная сила орудия.
Охота на крупных животных продолжала оставаться загонной, но изобретаются и различного рода силки, ловушки, ловчие ямы, благодаря которым возрастает роль индивидуальной охоты. Рыбу не ловили, а добывали с помощью остроги, копья и гарпуна, о чем свидетельствуют археологические раскопки.

В это время окончательно оформляется род.

Судя по находкам женских статуэток и наблюдениям за племенами, стоящими на относительно низкой ступени общественного развития, ученые пришли к выводу, что во главе рода в то время стояла женщина-мать, прародительница (родство узнавалось по материнской линии), занимавшаяся распределением материальных благ среди членов первобытного коллектива.

Особенностью верхнего палеолита является яркий расцвет искусства: появляются небольшие скульптуры женщин и животных. в пещерах и на гладких плоскостях скал древние художники изображали различных животных, демонстрируя великолепное знание их повадок.
Зарождение и развитие искусства было связано с производственной деятельностью людей. Они старались показать то, что им было полезно, чего они больше всего желали. Поэтому на стенах пещер люди рисовали тех животных, которые чаще бывали объектами охоты. У этих «картинных галерей» каменного века и скульптурных изображений совершались определенные обряды, способствующие, по мнению исполнителей, удачной охоте или увеличению поголовья животных. Как полагают ученые, искусство было связано с магией. Некоторые животные на рисунках поражены копьями, истекают кровью. Несомненно, такой сюжет в представлении древних должен был принести успех на охоте. С наскальной живописью и скульптурой тесно связана зарождающаяся мифология, элементы счета и даже древнейшие календари.

В Амурской области одним из первых известных памятников этого времени стали находки в селе Кумары. в 1957 году Э.В. Шавкунов нашел здесь верхнепалеолитические орудия труда. Это местонахождение представляет собой скорее мастерскую по обработке камня, нежели стоянку. На небольшом участке в 15-20 квадратных метров было собрано несколько сотен отщепов, пластин, нуклеусов, скребков. Они были изготовлены из черного кремнистого сланца. Находки, близкие этим, обнаружены в основном слое Кумарского грота. Датируются они временем от 20 до 15 тысяч лет назад – концом верхнего палеолита. Находки этого времени обнаружены также у села Бибиково (Благовещенский район), в Благовещенске и в зоне отдыха Мухинка, в бассейне реки Селемджа.

 

МЕЗОЛИТ и НЕОЛИТ ПРИАМУРЬЯ

 

Споры ученых о мезолите в Приамурье. С окончанием деятельности ледника наступила современная геологическая эпоха. Потоки воды, освободившись ото льда, изменяли облик Земли. Формировались новые долины, по которым то плавно, то бурно несли воды только что народившиеся реки, появлялось большое количество озер, болот. Менялся животный мир. Еще в конце палеолита исчезли в условиях изменившегося климата и по причине опустошительных загонных охот мамонты, шерстистые носороги, овцебыки. Привычных объектов охоты стало гораздо меньше.

Началось время широкомасштабных человеческих миграций. в поисках добычи людям приходилось долгое время бродить по степям и лесам. Загонная охота потеряла свое значение. Теперь человек мог охотиться в одиночку.

Для охоты на быстроногих и мелких животных требовалось новое оружие. Им и стали изобретенные еще в эпоху палеолита лук со стрелами. Это изобретение повлияло на возможность приручения животных, так как лук и стрелы позволили создать запасы пищи, и охотник мог оставить раненое животное или детеныша убитой самки, как запас живого мяса. Животные привыкали к человеку, со временем стали размножаться в неволе. Конечно, отбор животных и сам процесс приручения был очень медленным, длился сотни лет.

Наряду с приручением животных в эпоху мезолита появились и зачатки земледелия.

Но первые шаги производящих видов хозяйства не могли обеспечить постоянной пищей значительное количество людей. Поэтому по-прежнему распространено собирательство, резко возрастает роль рыболовства. От этой эпохи до нас дошли рыболовные крючки из кости, сети, грузила, верши. Появляются первые долбленые лодки, весла.
Изменения в хозяйстве людей привели к делению общин, о чем можно судить по меньшей площади стоянок. Культурный горизонт стоянок, как правило, очень тонкий и часто бывает многослойным.
Вероятно, люди не задерживались долгое время на одном месте, но периодически возвращались к нему. На Верхнем и Среднем Амуре раскопки мезолитических стоянок пока не проводились, но они известны археологам (село Джалинда Сковородинского района, устье реки Гуран, близ сел Сергеевка и Бибиково Благовещенского района, в Благовещенске, в нижнем течении реки Пера Свободненского района, на правом берегу ключа ДжурканШимановского района).
Таким образом, в результате археологических исследований последних лет в Приамурье начало неолита датируется более 12 тыс. лет назад.
Уже в это время на некоторых памятниках вместе с каменными орудиями труда найдены фрагменты обожженных глиняных сосудов. Керамика столь древнего возраста обнаружена и в других местах Дальнего Востока, Китая, Японии.

Исходя из этого некоторые ученые ставят вопрос об отсутствии на отдельных территориях мезолитических культур и считают, что люди на них из эпохи палеолита сразу «шагнули» в неолит, который называют начальным: появляются глиняные сосуды, но другие его признаки еще почти не прослеживаются.

Переход к неолиту. Эпохой палеолита заканчивается тот громадный период истории человечества, когда оно существовало исключительно за счет потребления даров природы. Человечество постепенно переходит к производящим видам хозяйства – скотоводству и земледелию. Этот переход раньше всего происходит у племен, заселявших южные регионы земного шара, имевшие благоприятные естественные условия для возделывания земли и разведения животных. в северных районах продолжают заниматься охотой, рыболовством, собирательством еще продолжительное время, вплоть до эпохи металла.

Достижения человечества в эпоху неолита были настолько значительны, что некоторые учёные назвали их неолитической революцией.
Изменения происходят в технике изготовления орудий труда. За сотни тысяч лет люди большей частью использовали лежащий на поверхности основной исходный материал – кремень. Его не только собирали, но и добывали в глубоких ямах, однако добыча кремня уже не обеспечивала потребности в материале. Поскольку он встречался достаточно редко, люди стали использовать новые, редко употреблявшиеся ранее породы камня: нефрит, яшму, халцедон. Но они плохо или совсем не поддавались прежним способам обработки – обивке, сколу, ретуши. Требовалась новая техника обработки: пиление, сверление, шлифование, полирование, заточка камня. Благодаря этим способам появился шлифованный топор, который значительно облегчал обработку древесины. С помощью шлифованных топоров, тесел, долот люди изготавливали лодки, вёсла, сани, лыжи, разного рода ловушки, строили жилища.
Осваивали древние люди и судоходство. в наскальной живописи лодки – один из любимейших сюжетов первобытных художников.
в неолите появляется ткачество. Ткани изготавливались как из волокон дикорастущих конопли, крапивы, так и из шерсти животных в тех местах, где разводили мелкий рогатый скот. Нередки находки отпечатков тканей и отдельных нитей на днищах и туловах сосудов, стенах глиняных жилищ, обмазке.

Величайшим изобретением человека стал обжиг глины. Появляются глиняные сосуды. в них можно было продолжительное время хранить продукты питания и воду, готовить на огне пищу. Это открытие значительно улучшило быт и способствовало переходу населения к оседлому образу жизни.

Изготовление шлифованных орудий, керамических изделий, ткачество отражают рост профессиональных навыков и умений: в неолитических коллективах выделяются мастера, расширяется обмен далеко за пределы территории рода.

Продолжается объединение родовых общин в крупные племена. Идет интенсивное освоение свободных территорий. Северные племена, занимающиеся в основном охотой и рыболовством, отстают от южных, перешедших к производящему хозяйству.

Неолитические культуры Приамурья. Амур с древнейших времен является одним из наиболее удобных путей миграции племен с запада на восток и, наоборот, с востока на запад. Его притоки, на тысячи километров уходящие на север, юг и восток, помогали общению народов на огромной территории Азиатского континента.
Берега великой реки изобиловали зверем, птицей, съедобными растениями, воды – рыбой. Все это, естественно, привлекало сюда древних людей, о чем ярко говорят памятники нового каменного века.
Наиболее древними из известных неолитических культур в Приамурье являются новопетровская и громатухинская культуры. Они были открыты в 1961 году.

Первые раскопки частично сохранившегося жилища, относящегося к новопетровской культуре, проводились в селе Константиновка. Более 10 жилищ и часть межжилищного пространства исследованы у селаНовопетровка. Они представляют собой вид полуземлянок, углубленных в грунт иногда до 1 метра. Вдоль стен, внутри жилища, располагались нары, в центре находился очаг. Отверстие в крыше служило одновременно в качестве дымохода и входа в жилище. От него до пола опускался наклонно столб с зарубками или дерево с оставленными небольшими сучками. Такая конструкция в суровые зимы способствовала лучшему сохранению тепла. Поселки располагались на берегах притоков и проток Амура. Обилие оббитых и сверленых грузил говорит о важной роли рыболовства. Наряду с охотой (на поселении найдено много наконечников стрел и дротиков) люди занимались и собирательством.
Вторая неолитическая культура Приамурья – громатухинская, по названию одноименной небольшой речки, впадающей с левого берега в реку Зея, в её среднем течении.

Громатухинская культура отмечена иной, по сравнению с новопетровской, техникой изготовления орудий: большинство их изготавливалось из галек, а не из ножевидных пластин. На памятниках громатухинской культуры значительное место занимают массивные ножи-клинки, наконечники копий, дротиков, стрел, скребки и скребла, резцы, нуклеусы. Весь инвентарь говорит о большой роли охоты в хозяйстве и почти полном отсутствии рыболовства на раннем этапе. Посуда громатухинцев разнообразна по форме и орнаменту: есть сосуды простой «баночной» формы и хорошо профилированные горшки.

Жилищами им служили легкие переносные чумы или шалаши. в отличие от оседлых новопетровцев, живших в лесостепной зоне, таежники-громатухинцы часто меняли места обитания и вели если не кочевой, то полукочевой образ жизни охотников и собирателей. Памятники этой культуры широко распространены по Верхнему Амуру и Зее. Они встречались в зоне затопления Зейской ГЭС, на озере Гладковское, у сел Нылга, Бардагон, Малая Сазанка Свободненского района, Арга и Ключики Серышевского района, Прядчино, Новопетровка, Игнатьево, Сергеевка, Гродеково Благовещенского района.

Памятники культуры неолита имеются на Среднем Амуре. Неолитический памятник на берегах озера Осинового (Константиновского района) получил название осиноозерская культура(III-II тыс. до н. э.). Осиноозерцы жили оседло, строя большие полуподземные дома. От присваивающего хозяйства они перешли к производящему. Среди крупных орудий многие имеют земледельческое назначение. Это мотыги, песты, топоры, тесла, зернотерки, вкладыши к серпам. в одном из сосудов обнаружено мелкое горелое просо. в жилищах много костей животных, особенно свиньи. Можно предполагать, что осиноозерцы уже одомашнили это животное.
Сосуды по форме и орнаменту близки новопетровским. Именно это обстоятельство, а также одинаковая конструкция жилищ и близость памятников натолкнули исследователей на мысль о преемственности элементов осиноозерской и новопетровской культур, но на более высокой ступени хозяйственного и социального развития.

В конце III - начале II тысячелетия до н. э. на территорию Среднего Амура с его низовьев стали проникать представители нижнеамурской культуры. Вероятно, они вступили в конфликт с осиноозерцами, и последние под их давлением вынуждены были двинуться вверх по Амуру и Зее. На территории, некогда заселенной осиноозерцами, стали проживать племена нижнеамурской культуры. Основным занятием их было рыболовство. Орудия труда, найденные на стоянках людей этой культуры, своеобразны: в первую очередь, это грузила для сетей, части сложных составных крючков, булавы для умерщвления крупной рыбы, топоры, тесла, наконечники стрел, скребки, ножи. Впервые за все время исследований памятников эпохи неолита были обнаружены каменные блесны. Они являются древнейшими в мире. Стоянки этой культуры известны у сел Михайловка, Новопокровка, Касаткино Архаринского района, в устье реки Дим Михайловского района. 

 

РАННИЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК на АМУРЕ 

Эпоха бронзы III-II тыс. до нашей эры. До настоящего времени не изучен бронзовый век Приамурья. Медные и бронзовые орудия и украшения на территории Амурской области не редкость, но своей самобытной культуры бронзового века здесь пока не выявлено. Бронзовые украшения типа лапчатой подвески и двух совмещенных колец вместе с мелкими ножевидными пластинами найдены на острове Урил, в устье реки АнгоШимановского района.

Доктор исторических наук А.И. Мазин обнаружил среди наскальной живописи северных районов области рисунки, относящиеся к бронзовому веку.

В Благовещенске на территории военного госпиталя были найдены бронзовые вещи. в устье реки СимоновкаБлаговещенского района, рядом со слоем пепла и угля, выявлены фрагменты круглодонного сосуда карасукского типа. Все находки относятся к культурам поздней сибирской бронзы. Уникален бронзовый сосуд из села Албазино. К сожалению, пока не выяснено и не обследовано точное место его обнаружения. Вполне возможно, что это не единичная находка, и сопутствующие сосуду предметы могли бы приподнять занавес над проблемой бронзового века Приамурья.

Случайно проникавшие металлические в Приамурье вещи скорее были в диковинку, и они не использовались по назначению и, конечно же, ничего не меняли в жизни племен каменного века.

Почему народы Приамурья, получая металлические вещи, долгое время не заимствовали способы их изготовления? Выделим две основные причины. На территории Китая, Маньчжурии и Монголии археологи обнаружили культуры, у которых была развита техника производства бронзы. На первый взгляд, близкое соседство для народов, живших более 3 тысяч лет назад, столь близким не казалось. Средства коммуникации были не развиты, а первобытный уклад не вызывал потребностей в далеких путешествиях. Поэтому древнее население Амура, скорее всего, какое-то время получало бронзовые предметы не от их производителей, а через посредников. Отсутствие культур бронзового века также можно объяснить отсутствием доступных для разработки и богатых металлом месторождений меди и олова.

Неожиданно рано в Приамурье появляется железо. Существует мнение, что племена, населявшие берега великой реки, сразу из каменного века, минуя бронзовый, шагнули в век железный.

Открытие нового металла. Серьезные изменения в экономике и социальной жизни приамурских племен, которые произошли в конце II – начале I тысячелетия до н.э., были связаны в первую очередь с распространением железа.

Ранний железный век – понятие довольно условное. Его начало в различных регионах связано с появлением там железоделательного производства. Заканчивается он с наступлением эпохи раннего средневековья. Для Приамурья это IV – V вв., что связано со сменой археологических культур, а не с появлением феодальных социально-экономических отношений, как в странах Западной Европы.

Почти все народы начали свое знакомство с новым металлом с метеоритного железа, попадающего иногда из космоса на Землю, в виде небольших, а иногда и значительных обломков. Несмотря на то что метеоритное железо хорошо противостоит коррозии, оно малопригодно для изготовления орудий труда и предметов быта, так как содержит много никеля и поддается обработке только в холодном состоянии. Народы, находившиеся на стадии каменного века, сталкиваясь с метеоритным железом, обходились с ним, как с камнем.

Для получения из руды металла сыродутным способом требуется сильно окисленное железо, залегающее близко к земной поверхности. Поэтому в местах, богатых железной рудой, металл добывался либо путем прямого сбора с поверхности земли, либо в неглубоких ямах.

Термин «сыродутный» получил свое название после изобретения дутья в доменных печах нагретым воздухом. Древние металлурги накачивали в печь атмосферный воздух обычной температуры (сырой воздух). Затем кричная печь загружалась слоями руды и угля. в ней во время процесса горения образуется углекислый газ, который восстанавливает железо из руды. С этой целью применялся исключительно древесный уголь. Слипшаяся из мелких капель и кристаллов железная крица проковывалась и в виде прутьев поступала для дальнейшего использования (для изготовления различных предметов).

Простейший способ – это варка железа в горшках. Печь представляет собой простую яму, в которую ставятся горшки, наполненные углем и рудой. Вокруг них зажигали костер, который старались раздуть как можно сильнее. в горшках происходил тот же процесс, что и внутри настоящего кричного горна.

Для повышения твердости железных изделий их подвергали закалке, которая была достаточно примитивной и производилась при помощи однократного или многократного погружения выкованной вещи в холодную воду.
Начало производства железных орудий привело к технической революции и расширило возможности людей в освоении окружающей среды. Именно благодаря железу у дальневосточных народов появляется неравенство, а позднее и государство.

От камня к железу. Ранний железный век – это время появления сведений о дальневосточных племенах в китайских письменных источниках. С этого времени многие археологические культуры Амура как бы обретают своих носителей – этносы.
На территории Верхнего и Среднего Амура открыты три археологические культуры, относящиеся к раннему железному веку: урильская, польцевская и талаканская.
Открытие и изучение урильской культуры связано с именами академиков А.П. Окладникова и А.П. Деревянко. Свое название она получила по древнему поселению на острове Урильский, омываемом водами Амура, на юге современной Амурской области. Эта культура бала распространена по Амуру, от села Сергеевка Благовещенского района до города Комсомольск, частично по Зее и их притокам. Складывание культуры датируется приблизительно XII в. до н.э.

Жили урильцы в полуземлянках, то есть в жилищах, несколько углубленных в землю (до 1 метра). Это делалось для сохранения тепла в зимнее время. Котлованы землянок имели, как правило, четырехугольную форму. Крыша была четырехскатной и поддерживалась столбами, вкопанными в землю. Пол иногда обмазывали глиной. Вход находился в крайней части крыши. Очаги располагались в центральной части. Иногда в холодное время года разводили дополнительные костры вдоль стен. Большие жилища могли быть разделены на несколько частей (до шести комнат). Их стены и внутренние перегородки сооружались, видимо, при помощи веток и прутьев, оплетавших столбики. в комнатах были кострища и скопление одинаковых вещей: сосудов, зернотерок и т.д. Под одной крышей жили несколько семей, объединенных родственными отношениями.
Племена вели оседлый образ жизни, что стало возможным при интенсивном производящем хозяйстве. Больших успехов урильцы достигли в изготовлении керамической посуды: кухонной, столовой, тарной. Посуду производили следующим способом: керамическое тесто раскатывалось в виде лент, которые сворачивались в кольца. Затем эти кольца и отдельно приготовленное дно соединялись, а места соединения аккуратно заглаживались. Затиранию также подвергалась поверхность посуды, для чего мастера использовали деревянную лопаточку, щетку, пучок травы и листьев, а порой просто смоченную в воде собственную руку. Посуду обязательно подвергали обжигу в специальных печах. Не был забыт и традиционный обжиг посуды в условиях открытого пространства.
Кроме керамики, на поселениях урильской культуры археологи находили орудия для растирания зерна в муку, мотыги, топоры, ножи, наконечники стрел, бусы. Все эти предметы изготавливались, как правило, из камня. Железо было чрезвычайно редким материалом, только входившим в обиход.

Следующий этап раннего железного века в Приамурье связан с польцевской археологической культурой. Впервые поселения этой культуры были открыты в 1935 г. А.П.Окладниковым. в 60- е гг. ХХ века раскопки продолжались под руководством А.П. Деревянко.
Наиболее исследовано поселение, которое дало название культуре, – Польце I, расположенное в Еврейской автономной области. Время существования польцевской культуры - IV в. до н.э. - начало I тысячелетия н.э.

Жилища польцевских племен похожи на жилища их предшественников. Они представляют собой углубленные в землю (от 1 до 1,5 метров) дома, имевшие вход и выход по бревну с вырубленными ступенями через дымовое отверстие. Крышу покрывали берестой и корой деревьев. Вдоль стен строились нары, на которых спали.

Основная масса населения занималась земледелием. Они использовали мотыги и кельты, а также ножи из сланца или железа. в рыбной ловле применяли железные рыболовные крючки и гарпуны, для охоты и военного дела - стрелы и копья с костяными, каменными и железными наконечниками.

Польцевские женщины любили украшения, особенно бусы, которые изготавливались из всех доступных в то время материалов. На груди они носили нефритовые кольца. Поскольку нефрит был дорогим камнем, его часто заменяли керамикой. Одежду шили при помощи костяных игл и проколок. Широко было распространено кожаное одеяние с использованием глиняных, бронзовых и каменных пуговиц. Как элемент одежды использовались железные пряжки и бронзовые украшения в виде нашивок.

Хотя урильская и польцевская культуры относятся к разным периодам, тем не менее для них характерна преемственность. Племена, относящиеся к ним, находились на одном уровне экономического и социального развития, имели схожий быт, обычаи и традиции.
Люди в это время продолжали заниматься собирательством. Они активно охотились, используя лук, копья и разнообразные ловушки, что подтверждается не только наличием разнообразных наконечников стрел, но и присутствием в культурных слоях костей диких животных: лося, изюбря, косули.

Большим подспорьем в хозяйстве было рыболовство. Рыбу добывали в основном сетями, самыми эффективными орудиями лова. Рыбу также ловили на железные крючки, длина которых достигала порою 10 см. Кололи рыбу и гарпунами – это самое древнее орудие лова. Оно появилось, когда древние люди стали использовать способы охоты с копьем на рыбалке. Но с берега рыбу ловить очень трудно и малоэффективно. Поэтому большое значение в жизни племени играла лодка. Самих лодок, к сожалению, археологи не обнаружили, однако на одном из поселений польцевской культуры найдена маленькая модель лодки-берестянки. Рыбная ловля была особенно удачной в конце лета – осенью, когда начинался массовый ход лосося из моря в реки. в это время создавались запасы рыбы, использовавшиеся всю зиму. Ее коптили и вялили, а из ее кожи при необходимости изготавливали одежду и обувь. Кроме рыбы, в еду шли различные моллюски пресноводных водоемов.

Однако довольно многочисленное население поселков раннего железного века не могло прокормиться результатами присваивающего хозяйства. Подсчитано, что в отдельных поселках проживало до 500 человек. Такому количеству людей в год необходимо 20-25 тонн мяса. К тому же поселков в одном районе было, как правило, несколько.

Учеными было установлено, что численность населения на определенной территории в доиндустриальный период полностью зависела от объема продуктов, которые можно было добыть и произвести. Его рост на Амуре был связан с появлением производящего хозяйства - земледелия и скотоводства. О наличии земледелия свидетельствуют не только орудия труда, но и остатки культурных злаков. Так, на поселении Польце I при раскопках во всех сгоревших жилищах было обнаружено просо, которое хранилось в больших сосудах, вкопанных в пол жилища или стоявших на полках. Судя по количеству найденного зерна, урожаи зерновых были достаточно богатыми. Вероятно, население раннего железа выращивало и пшеницу, так как их предшественники, неолитические племена, широко культивировали этот злак. Пыльца полыни и лебедовых растений была представлена в малых количествах. Это свидетельствует только об одном – посевы берегли и тщательно пропалывали. О скотоводстве говорят обнаруженные кости домашних животных: козы, свиньи и лошади.

По мнению А.П. Деревянко, хозяйство племен урильской и польцевской культур было намного сложнее, нежели хозяйство народов Нижнего Амура даже в XIX веке.

Сушень и илоу. Об этнической принадлежности носителей урильской и польцевской культур нам известно очень мало. Ее связывают с племенами, известными благодаря древним китайским летописям, где описаны «восточные иноземцы»: сушень и их возможные потомки илоу. О сушенях учеными установлено лишь то, что их послы эпизодически посещали китайских правителей.

Об илоу китайские рассказы несколько подробнее. Они, как и сушени, пользовались каменными наконечниками, которые порою намазывали ядом, и могли легко попасть из лука в глаз человеку. в «Хоу Хань шу» (истории династии поздняя Хань, 25-220 годы н.э.) говорится, что илоу выращивали «пять родов хлеба», т.е. как злаковые, так и бобовые культуры, «любят разводить свиней и питаются мясом их, одеваются кожами их». Далее в летописи отмечается, что илоу «летом ходят нагие, прикрывая зад и перед лоскутом ткани, зимою для защиты себя от стужи намазывают тело свиным жиром». По обычаю мужчины и женщины заплетали волосы в косы. Жили илоу «по горам и лесам», зимой использовали полуподземные жилища, по принципу - «…чем глубже, тем почетнее».

Социальные отношения характеризуются скупо: «государя не имеют, но каждое селение имеет своего владетеля». Китайцами отмечалась воинственность илоу: «хотя роды малочисленны, но храбростью и телесною силою превосходят прочих … Склонны к набегам и разбоям. Соседние владения страдают от них и никак не могут покорить».

На территории современной Амурской области в раннем железном веке жили не только земледельцы. в регионе имеются природные зоны, где в доиндустриальный период земледелие было невозможно – это таежные районы. Здесь жили племена, которые занимались в основном охотой, рыболовством и собирательством. Новосибирский археолог С.П.Нестеров открыл памятники такой культуры в бассейне реки Бурея и назвал ее талаканской, которая датируется второй половиной I тыс. до н.э. – первыми веками новой эры. Её носители проживали немногочисленными группами (или семьями), кочевали и обитали в жилищах несложных конструкций. Каменные орудия представлены инструментом для разделки охотничьей добычи и обработки шкур.

РАННЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ ПРИАМУРЬЯ

Откуда пришли мохэ. Эпоха средневековья на Амуре начинается в IV в. и связывается с мохэским этносом – предком современных народов тунгусо-маньчжурской языковой группы. Историкам мохэсцы долгое время были известны лишь благодаря письменным источникам. Археологические памятники, относящиеся к мохэской культуре, впервые выделены А.П. Окладниковым, и с 1953 г. началось их интенсивное исследование в Приморье, а затем на Амуре.
Наибольший вклад в изучение культуры мохэ внесли Евгения ИвановнаДеревянко, Ольга Васильевна Дьякова, Сергей Павлович Нестеров.
Ученые–археологи пришли к выводу, что мохэсцы занимали гигантскую территорию и не могли иметь одинаковую культуру. Они граничили с другими народами, которые влияли на культуры отдельных племен мохэ. Имелось различие и в социальном развитии - южные племена достигли уровня государственного строительства. Кроме того, ученые отмечают неоднократные миграции отдельных племен внутри собственной обширной территории.
Мохэсцы – не коренное население Амура. Родиной их является Южная Маньчжурия и бассейн реки Сунгари. Продвижение на Амур мохэ начали в III – IV вв., где встретили родственные племена, что помогло мирной ассимиляции и слиянию их культур. Исторические источники свидетельствуют, что мохэ делились на семь племен по территориальному признаку: сумо, хэйшуй, байшань, гудо, аньчегу, фуне, хаоши. Традиционная культура различных групп мохэ была близкой, но не идентичной. Известно, что все мохэсцы волосы заплетали в косу. Но хэйшуйцы делали украшения для своих головных уборов из фазаньих перьев, а сумо мохэ применяли для этих целей тигровые и леопардовые хвосты.

Занятия мохэ. Основой хозяйственной деятельности мохэ было земледелие. Летописи сообщают об этом следующее: «Землю пашут парою лошадей. Земля более произрощает просо и пшеницу. Из зелени родится мальва … Вино делают из риса, и оно пьяно». Важную роль в хозяйстве мохэ играло скотоводство. Письменные документы той эпохи свидетельствуют о разведении амурчанами свиней, лошадей, собак. Наиболее популярным домашним животным была свинья. Ее мясо шло в пищу, она также считалась культовым животным.
Мохэ занимались коневодством. Своих лошадей они продавали в другие страны. Известны наскальные и скульптурные изображения всадников и лошадей.
Несмотря на наличие производящего хозяйства, у мохэ были развиты охота, рыболовство, собирательство, отхожие промыслы. Охотились они с помощью лука и отравленных стрел. Вот что сообщают китайские источники о способах охоты древних амурчан: «Обыкновенно в седьмой и восьмой луне составляют яды и намазывают стрелы для стреляния зверей и птиц. Пораненный немедленно умирает. Когда варят яды, то одно испарение ядового состава может умертвить человека». Ценных пушных зверей добывали, используя капканы и силки. Рыбу ловили сетями, били острогой. Охота и рыболовство давали мохэсцам мясо, шкуры, кость. Из рыбьей кожи изготовляли одежду и обувь. в реках мохэсцы добывали жемчуг, в тайге – женьшень, в горах – редкие металлы.
Мохэсцы были хорошими ремесленниками. Они знали ткачество и гончарное дело, умели обрабатывать кожи, изготавливать орудия труда из металла.

Быт и культура. Жили мохэсцы в неукрепленных поселках и укрепленных городищах. Наиболее изученным к настоящему времени является Михайловское городище на реке Завитой. Оно занимает площадь около одного гектара. в плане крепость имеет круглую форму, обозначенную на местности валом и рвом. в ходе исследований там раскопано 8 жилищ. Известны и другие мохэские городища: на реке Белая, у села Семиозерка. Среди неукрепленных поселений отмечены как небольшие (у села Войково), так и довольно крупные (между селами Марково и Игнатьево).
Жилище – один из важнейших элементов культуры любого народа. Оно создает оптимальную микросреду, которая помогает человеку пережить наиболее неблагоприятные природные явления. Конструкция жилищ – это реакция на естественные внешние условия. К настоящему времени исследовано около 30 жилищ мохэского времени. Первые сведения об их конструктивных особенностях получены из китайских письменных источников. «Суйшу» пишет: «Сбивают землю наподобие плотины и в ней выдалбливают пещеры для жития. Отверстия делают сверху, а спускаются и выходят по лестнице». Другая летопись свидетельствует: «Вырывают в земле яму, поверх которой кладут деревянные перекладины и покрывают их землей». Основным видом жилищ мохэ были полуземлянки четырехугольной формы с четырех- или двухскатной крышей. Можно предположить, что ее делали из досок, которые засыпали землей. Вход, вероятно, находился в крыше, сбоку от центра. Кроме постоянных зимних жилищ, для теплого времени года мохэсцы строили шалаши, покрывая их шкурами или берестой.
Большой интерес для историков представляют мохэские погребения, которые дают сведения не только о материальной культуре этноса, но и о его духовной жизни. К настоящему времени в Приамурье наиболее изучены четыре мохэских могильника: Троицкий, Новопетровский, Найфельдский и у городища Гора-Шапка близ села Поярково. По результатам археологических исследований удалось выделить четыре типа погребальных обрядов. Первый – захоронение в грунте сразу после смерти. Подобный тип погребения нашел отражение в китайских средневековых письменных источниках. в «Бэйши» сообщается: «Если отец или мать умрут весной или летом, то немедленно зарывают и над могилою строят хижину, чтоб дождь не мочил ее».
Другой тип захоронений – вторичные. Это наиболее часто встречающийся способ погребения. Порядок обрядовых действий, составляющих его, следующий: после смерти труп умершего не предают земле, а оставляют на воздухе (прикрепив к дереву или положив на специально сооруженный помост) до тех пор, пока мягкие ткани покойника не подвергнутся почти полному разложению. Затем сородичи собирают сохранившиеся останки и инвентарь, после чего найденное помещают в могильную яму. Китайские летописи этот обряд отразили следующим образом: «Ежели (родственники) умрут осенью или зимой, то трупом их ловят соболей».
Трупосожжение – третий тип погребений. Подобное обращение с трупом, по мнению мохэсцев, не вело к уничтожению души, а, напротив, помогало ей быстрее освободиться от пут тела.


Еще один способ погребения у мохэ – кенотафы («пустые» могилы). Сооружались они в случае, когда человек пропал без вести или пал на чужбине.
Почти в каждой мохэской могиле обнаружен погребальный инвентарь. в могилу клали один, реже два сосуда. Почти вся керамика лепная (без применения гончарного круга), плоскодонная. в захоронениях часто встречаются также украшения: накладные поясные бляхи, серьги, бубенчики, бронзовые и стеклянные бусы. Большая часть поясных бляшек имеет так называемый «тюркский облик», который в раннем средневековье был распространен на огромной территории от Дальнего Востока до Восточной Европы.


Среди погребального инвентаря мохэсцев существенная доля принадлежит вооружению. Основным оружием в эпоху раннего средневековья были сложносоставные (клееные из разных пород дерева, кости, рога, бересты и других материалов) луки длиной около 1 м. Обнаруженные наконечники стрел чрезвычайно разнообразны. Преобладали железные, хотя имеются и костяные. Оборонительное вооружение мохэсцев представлено фрагментами пластинчатого доспеха. Железные, иногда костяные пластины нашивались на кожаную или тканевую основу, в отдельных случаях переплетались между собой кожаным шнуром. Кроме упомянутых выше предметов, относящихся к вооружению, в погребениях найдены наконечники копий, палаши.
Погребальные памятники и сообщения китайских летописей позволяют нам составить некоторое представление о религиозных воззрениях мохэ. Они верили в загробную жизнь и бессмертие души. в могилу часто клали пищу «в дорогу» умершему. Вещи погребального инвентаря иногда преднамеренно повреждались (пробиты днища сосудов, сломаны или изогнуты палаши, наконечники стрел). Это делалось для того, чтобы душа человека могла пользоваться «душами» предметов.


О возможности существования души без человеческого тела свидетельствуют и находки орнаментированных лошадиных «бабок». Часто на них изображались детали одежды, преимущественно пояс. Эти куклы символизировали человека и, по мнению Е.И. Деревянко, могли служить вместилищем души умершего. Душами мохэсцы наделяли не только людей, но и животных, а также неживую природу.
К IV –V вв. у мохэ существовал развитый патриархально- родовой строй. в VII веке на территории Дальнего Востока возникло раннефеодальное государственное объединение. Его образовали сумо-мохэ. Они граничили с древним корейским государством Когурё (Гаоли), которое во второй половине VII века было разгромлено китайцами. Те, кто не желал подчиниться завоевателям, бежали на север, в земли союзных мохэских племен. Когурёсцы ускорили процесс создания первого тунгусского государства, которое возникло в 698 году и получило название королевство Чжень, в 712 году переименованное в Бохай. Оно занимало территорию современной Южной Маньчжурии и Приморья. Однако политическое влияние Бохая выходило далеко за пределы государственной границы. Приамурье, вероятно, не входило в королевство, но здесь проживали этнически близкие бохайцам племена, которые испытывали политическое и культурное влияние с его стороны.
Государство Бохай в 926 году было разрушено монголоязычными киданями, создавшими на его развалинах свою империю Ляо.

ЧЖУРЧЖЭНЬСКАЯ ЭПОХА

Кто такие чжурчжэни? Развитое средневековье на Амуре и в Маньчжурии часто называют чжурчжэньской эпохой, то есть связанной с политически и культурно доминирующим этносом региона.
Чжурчжэни (нюйчжэни, нюйчжи) – народ, известный в Приамурье и сопредельных территориях с XI века. Первоначально так называли одно из племен, обитавшее в бассейне реки Сунгари. Позднее этот этноним распространился на большинство мохэских племен, вошедших в состав государства, которое создали чжурчжэни в начале XII века. Китайский историк Цзи Ши полагает, что чжурчжэни – это не самоназвание народа, а термин, которым обозначали их кидани. Происходит он от киданьского слова «нюйгу» - золото. «Нюйчжэнь», «нюйчучжэнь» - это «народ, живущий по реке Золотой».
Чжурчжэни – потомки мохэского этноса, занимавшего огромную территорию и имевшего множество локальных вариантов культуры. Они наследовали это разнообразие, и поэтому археологи, изучая чжурчжэньскую археологическую культуру в различных районах, сталкиваются порою с очень непохожим материалом. Даже амурских чжурчжэней следует делить на две группы: западную и восточную. Первая сформировалась на территории современной Амурской области из потомков найфельдских и троицких мохэ. в целом культура этих групп была похожа. Основное отличие - в оформлении домашней (лепной) посуды. в начале II тысячелетия народы Амура осваивают производство гончарной керамики, что почти полностью сглаживает различия между культурными группами.
История и культура чжурчжэней наиболее активно стала изучаться со второй половины XX века. в настоящее время работа ведется как историками, так и археологами. По данной проблематике работал А.П. Окладников, исследования продолжают В.Е. Медведев, Е.И. Деревянко, Ю.М. Васильев.
Изначально чжурчжэньская культура формировалась в бассейне рек Сунгари и Амур. Однако в древности Амур не расценивали как единую водную артерию, а считали, что верхнее и среднее его течение – приток Сунгари. Нижний Амур – продолжение Сунгари, которая впадает в море.

Поселения чжурчжэней. Жили чжурчжэни в неукрепленных и укрепленных поселениях (городищах), которые располагались, как правило, по берегам рек. Городища – это укрепленные валами и рвами поселения. в Амурской области чжурчжэньские жилища раскапывались на городищах Гора Шапка (с. Поярково), «Кучугуры» (с. Марково), Новопетровское. Чжурчжэни сооружали укрепленные поселения различных типов. Это зависело от ландшафта и фортификационных традиций, которым следовали строители, перенимавшие опыт соседних народов: бохайцев, корейцев, киданей, китайцев.


Жилища чжурчжэни строили двух типов: полуземлянки и наземные дома. Полуземлянки - это деревянные строения четырехугольной формы, на несколько десятков сантиметров углубленные в землю. Средневековый источник по этому поводу пишет, что чжурчжэни строят дома, «вырывая ямы и заваливая их сверху лесом». Наземные дома строились на выровненной площадке.
Обычно для строительства своих жилищ чжурчжэни использовали доски и бревна, которые затем выстилали берестой или покрывали дерном. Входом жилища были обращены на юг, юго-восток или восток. Согревались дома каном – оригинальным отопительным сооружением, изобретенным древним населением Дальнего Востока. Кан представлял собой систему дымоходных каналов, выложенных камнем и проведенных внутри жилища, вдоль стен. Циркулирующий по кану теплый воздух от очагов через долго сохраняющие тепло камни обогревал жилище. Китайский летописец так описывал чжурчжэньский кан: «Вокруг комнаты устраивается земляная постель, под которой разводят огонь. На этой постели спят, едят и живут». О существовании общественных зданий свидетельствуют останки храмового сооружения, обнаруженного на поселении в устье реки Тунгуска. Основанием этого здания служили каменные базы, украшенные выбивкой в виде лепестков лотоса. Для покрытия крыши постройки использовалась серая черепица. Вероятно, подобный храм, но с менее изысканно украшенными базами колонн и без черепицы когда-то стоял на месте современного села Владимировка (Благовещенский район).

Чем занимались чжурчжэни. Хозяйство у чжурчжэней было многоотраслевое. Они разводили свиней, лошадей, быков, собак. Занимались также и земледелием, пахали землю с использованием тягловой силы животных. Не была забыта и охота. Древняя летопись свидетельствует, что каждый чжурчжэнь «может преследовать животного по следу, догнать и убить его». Охотились они на изюбров, лосей, коз, медведей, тигров, кабанов, волков, фазанов.


Важное место в хозяйстве чжурчжэней занимало рыболовство, о чем свидетельствуют обнаруженные на памятниках керамические и каменные грузила, рыболовные крючки. Промышляли они и собирательством, бортничеством, добывали золото, речной жемчуг.


Ремесло в чжурчжэньском обществе можно разделить на домашнее недифференцированное, которое обеспечивало всем необходимым в основном рядовое население, и профессиональное, сосредоточенное в определенных центрах. Высокого уровня достигли чжурчжэни в изготовлении глиняной посуды. Если на ранних стадиях существования их культуры доминирует лепная керамика, то с IX в. начинается ее вытеснение станковой (изготовленной на гончарном круге), доля которой в XII – XIII вв. составляет около 95%. Станковая посуда богато орнаментирована различными штампами, прочерчиванием, налепами, лощением. Особым видом декора сосуда является дольчатость, делающая поверхность тулова рельефной и схожей с тыквой.
Немалых успехов достигли древние амурчане в обработке черных, цветных и драгоценных металлов.

Чжурчжэньские кузнецы и ювелиры владели такими технологическими приемами, как ковка, сварка, клепка кусков жести, кручение, литье, паяние, штамповка, чеканка, волочение.
Большую часть своей истории чжурчжэни вели войны с соседними народами. Летописи писали, что это были люди, «не знающие в должной мере цену жизни и смерти». Основной их силой была конница. Воины одевались в доспехи, состоящие из железных пластин, накладывавшихся по принципу чешуи. Вооружены они были палашами, иногда особыми колющими мечами, ножами, топорами, копьями, которые условно можно разделить на простые и сложносоставные. Основным оружием чжурчжэней был лук. Делали его из разных пород дерева, рога, бересты. Наконечники стрел преобладали железные, однако найдены и костяные: граненные (бронебойные) и имеющие уплощенное перо. Последние применялись для стрельбы по незащищенному латами противнику, а также на охоте. Оригинальными, собственно чжурчжэньскими можно назвать наконечники стрел с поворотной функцией. «При попадании такую стрелу невозможно вытащить (из тела)».

Вера в загробную жизнь. Умерших и погибших в бою чжурчжэни хоронили. Их могильники археологи подразделяют на два типа: курганные и грунтовые. Погребальные действия были разнообразны. Доминирует трупоположение, то есть обряд, по которому умершего клали на спину с подогнутыми в коленях ногами. Единичны случаи, когда покойный был положен скорченно на бок или захоронен сидя. Вторичный обряд погребения состоял из двух этапов: сохранение костяка на воздухе до разложения мягких тканей и погребение останков в грунт. Отмечен и обряд кремации покойника до полного сожжения трупа или с целью лишь его обожжения. Ю.М.Васильев выделяет еще один обряд – эксгумацию.
Несмотря на столь большое количество разнообразных действий, проводимых над покойником, цель их, вероятно, была одна – проводить душу сородича в загробный мир. Просто в зависимости от обстоятельств пути избирались разные. По аналогии с традиционными культами коренных народов Приамурья можно предположить, что чжурчжэни наделяли человека душой, которая была неразрывна с телом и жила в нем до разрушения мягких тканей. Кремация, вторичный обряд, эксгумация были способами разрушения вместилища души с целью освободить ее от пут тела.
Многообрядность действий при захоронении говорит о широком распространении у чжурчжэней шаманизма. Однако знакомы они были и с буддизмом. Источник свидетельствует, что «чжурчжэни с особым почтением делают подношения Будде, чтобы пользоваться его милостями».


Идеологические воззрения и окружающий мир находили воплощение в изобразительном искусстве чжурчжэней. в Корсаковском могильнике найдена объемная литая бронзовая с позолотой скульптурка стоящего Будды. Отражающим тот же культ можно назвать и изображение лотоса на керамике, подвесках. О шаманизме как религии, обожествляющей природу, свидетельствуют изображения животных, зоо- и антропоморфные подвески. На памятниках обнаружены обязательные предметы шаманского костюма – бронзовые зеркала толи.

Изготавливались они в виде дисков, с одной стороны абсолютно гладких, с другой орнаментированных и имеющих петлю для подвешивания. в Амурской области такое зеркало обнаружено на поселении Иннокентьевское (Архаринский район).

«Золотая империя» Цзинь. Государственность начинает складываться у чжурчжэней с середины XI века. Формально их правители признавали сюзеренитет киданьской империи Ляо, но фактически правили лишь по собственным законам. Постепенно в чжурчжэньской среде возвысился род Ванянь, представитель которого Агуда в 1115г. объявил себя императором, а созданное государство – Золотой империей («Цзинь»). Есть две версии по поводу данного названия. Намекая на разгром империи Ляо («Железная»), Агуда, по преданию, провозглашая новую династию, сказал: «Хоть железо … и прекрасно, оно ржавеет и может быть изъедено ржавчиной! Только золото не ржавеет и не может разрушаться». По другим сведениям, Агуда назвал империю Золотой по названию реки Аньчуху или Альчук, у которой обитал правящий род чжурчжэней.
Государство Цзинь было многонациональным и занимало огромную территорию, включая всю Маньчжурию и Северный Китай. Оно было разгромлено монголами в 1234 году.

 

Борьба за Амур

НАРОДЫ АМУРСКОЙ ЗЕМЛИ

Даурская земля. Приамурские племена остались в стороне от главных ударов монгольского нашествия. На землях Верхнего и Среднего Приамурья расселились племена монгольского происхождения, известные под названием дауров.

К моменту появления на Амуре первых русских землепроходцев дауры представляли собой одну из наиболее крупных народностей Приамурья. Они занимали обширную территорию, простирающуюся от Шилки до верховьев Зеи, их численность составляла более 10 тысяч человек. Дауры делились на одиннадцать территориально-племенных группировок, называвшихся по именам отдельных князей.
История дауров наиболее активно стала изучаться лишь в последнее время, после открытия амурскими археологами Д.П. Болотиным и Б.С. Сапуновым владимировской археологическойкультуры.

Памятники владимировской культуры занимают южную часть бассейна Верхнего Амура и территорию вдоль нижнего течения Зеи. К настоящему времени открыто более четырех десятков городищ, селищ, могильниковэтой культуры. Укрепленные городки (улусы) даурских князей возвышались по всему левобережью Амура, и сейчас еще внимательный наблюдатель может обнаружить их довольно многочисленные остатки.
Раскопки на селищах не велись, но результаты разведки дали возможность говорить об использовании местными жителями отопительной системы типа кан, о чем свидетельствуют большое количество обожженного камня-плитняка в жилищах. Жили амурчане как в наземных домах, так и углубленных в землю.
Археологические раскопки проводились в основном на некрополях, которые находятся в поймах рек.

По сообщениям этнографов, коренные народы Приамурья являлись шаманистами. Они считали, что с наступлением смерти в человеческом теле остается душа и находится там до тех пор, пока скелет не будет освобожден от мягких тканей. Помещалась она в верхней половине тела. Жившие вместе соплеменники исповедовали одну религию, т.е. у них был «один мир мертвых». Эксгумация проводилась редко, что связано с определенными видами смерти, порождавшими «страшные и злые призраки».
Погребальный инвентарь можно разделить на несколько групп. Первую - «предметы быта» - составляют посуда, ножи, серпы, кресала, ножницы, точильные камни. Посуда встречается редко. Керамика представлена кувшинами, покрытыми темной поливой, пиалами, блюдами. Последние выполнены из селадона, покрыты прозрачной бесцветной поливой и украшены синей росписью по белому фону. Металлические емкости в могилы клались редко. Обнаружены фрагменты бронзового сосуда, чугунного котла.

Предметы вооружения из могильников составляют наконечники копий и стрел (иногда со свистунками), топоры, фрагменты луков, колчанные крюки, латные пластины. Наконечники стрел были костяные и железные. Боевые топоры встречаются чрезвычайно редко. К предметам конской сбруи относились удила и стремя.
Дауры носили халаты (куртки), запахивающиеся на правую сторону, с бронзовыми или костяными пуговицами, подпоясывались поясами, украшенными пряжками и бляшками-накладками из железа и бронзы. Они любили стеклянные бусы, ожерелья с бронзовыми пронизками, серьги в виде вопросительного знака, с бусиной (или двумя) на нижнем отростке, нашивки, выполненные из бронзы или серебра, чугунные или бронзовые бубенчики, которые изготавливались в виде рыбки. Как украшения использовались также китайские и чжурчжэньские монеты, в которых дополнительно делались отверстия для подвешивания. Особой популярностью пользовались железные браслеты, которые женщины носили преимущественно на ногах.

Откуда пришли дауры? Владимировская культура является культурной общностью, которая образовалась в результате культурного слияния двух этносов.
Большинство ученых считает, что в период, предшествующий позднему средневековью, на Амуре жили тунгусоязычные мохэ, а затем их потомки чжурчжэни. Раскопки памятников владимировской культуры подтвердили эту точку зрения. Они показали, с одной стороны, преемственность традиций, а с другой, появление новых культурных элементов, не встречавшихся до ХIII в. на Амуре. Носителями монгольских традиций могли быть только дауры – народ, мигрировавший в Приамурье. О не амурском происхождении дауров писали еще исследователи ХIХ в. Л.И.Шренк, П.И.Кафаров, а позднее В.И.Огородников, Г.С.Новиков-Даурский.

Когда и почему дауры пришли в Приамурье? Примерное время прихода дауров датируется ХIII в.
Местностью, откуда началась миграция, вероятно, следует считать территорию современной Монголии и Забайкалья. Труднее установить причины, побудившие целый народ проделать столь длительный путь. По этому поводу существуют лишь гипотезы. Первая – политическая, высказанная Р.К.Мааком и Л.И.Шренком. Они предположили, что дауры на Амур пришли во время войны монголов Чингис-хана с империей чжурчжэней или сразу после нее и являлись монгольскими оккупационными войсками. Вторая гипотеза – социальная. На рубеже I и II тыс. у монголов зарождается социальное неравенство, обусловленное перераспределением пастбищ среди родственных племен и захватом их более сильными коллективами. Слабейшие племена оказались без угодий и были вынуждены мигрировать.


Следующую точку зрения можно назвать экологической версией. в начале II тысячелетия изменился климат, он стал более сухим и холодным. «Великая сушь» лишила влаги пастбища Центральной Азии и привела в движение механизм миграций скотоводческих племен в сопредельные страны с большими низменностями, где еще длительное время сохранялись обильные травы.
Таким образом, дауры – народ, пришедший на Амур в первых веках II тысячелетия, были оседлыми скотоводами и земледельцами.

Дючеры. Ближайшими соседями дауров являлись дючеры. Русские землепроходцы называли их «оседлыми тунгусами». Дючеры занимались пастбищным скотоводством и хлебопашеством.
Впервые дючерский памятник – могильник у с. Саратовка Амурской области исследовался Евгенией Ивановной Деревянко в 1977 году.
Район Приамурья, занимаемый дючерами в позднем средневековье, до выселения их в середине XVII в. в Маньчжурию, достаточно обширен: вдоль Амура от устья Зеи до устья Уссури и даже несколько ниже по реке. В.Д.Поярков пишет об этом: «С усть Зеи по Шилке (Амуру) пойдут пашенные многие сидячие люди дючеры родами до Шунгалы (Сунгари) реки». На севере они граничили с даурами, с которыми у них существовали тесные связи. Интеграция культур в позднем средневековье была распространенным явлением. Украшения, оружие, кувшины со стеклянной непрозрачной поливой, блюда и пиалы с подглазурной кобальтовой росписью привозились из ремесленных центров.

Что же отличает две археологические культуры? Культурное своеобразие дючеров по сравнению с даурами прослеживается в традициях архитектуры фортификационных сооружений. Если дауры строили небольшие сильно укреплённые крепости особой оригинальной формы (городища «даурского типа»), то дючеры использовали не менее защищённые, но и намного превосходящие размерами городища. Так, периметрГродековской крепости около 3 километров. Дючеры, вероятно, крепостей не строили и, как показали исследования, жили в городищах, возведённых ещё мохэсцами и чжурчжэнями, лишь подновляя их.

Информация о Гродековском городище поступила в Амурский областной краеведческий музей в 1929 году. Крепость была основана примерно на рубеже I-II тысячелетий и просуществовала до середины XVII века. Именно о ней в 1652 году Е.П. Хабаров сообщал воеводе Якутска Д.Францбекову: «С усть Зии по Амуру вниз ехать на коне половина дни все лугами и старыми пашнями до того города, а город земляной, иноземцы его зовут Айтюн (Айгун)». Дючеры покинули крепость, вероятно, после 1654 г., когда по указу маньчжурского правительства из Приамурья было выведено все местное земледельческое население. Но не долго пустовал город. в начале 80-х гг. ХVII в. на его месте было основано новое, уже маньчжурское поселение, ставшее опорным пунктом в борьбе с русскими в Приамурье.

Дючерская культура относится к позднему средневековью и хронологически выделяется со второй половины XIII в. До этого рубежа на Среднем Амуре существовала культура амурских чжурчжэней. Однако реально грань между культурами провести невозможно.

Основным занятием дауров, гогулей (родственное дючерам племя, жившее по реке Зея), дючеров было земледелие. Русские землепроходцы XVII века сообщают, что на Амуре выращивали рожь, пшеницу, ячмень, овес, просо, гречиху, полевой горох и коноплю. Урожаи были богатые. Так, воевода Д.Францбеков в 1651 году писал царю, что после взятия Е.П.Хабаровым даурского города Албазин «запасного хлеба» там оказалось «хоть на пять лет». Зерно хранили как в домах, так и «в особых ямах, вырытых на полях». Урожай перерабатывался самими земледельцами. Имея ручные мельницы и крупорушки, дючеры платили дань «молотым хлебом», то есть мукою, а русских казаков дауры снабжали «крупами овсяными». Из зерна делали вино. Коноплю использовали для производства канатов и веревок. Об этом стало известно от казаков, которые, в 1650 году выйдя на Амур, нашли там «даурские признаки» - плот-паром, связанный пеньковым канатом. Пахали амурские земледельцы деревянной сохой при помощи рабочего скота, но если дауры запрягали лошадей, то дючеры использовали для этого быков. При сборе зерновых применяли серпы и косы. На огородах они выращивали огурцы, мак, чеснок, бобы, арбузы, дыни. в садах росли яблони, груши, орехи маньчжурские и лещина. Держали амурчане и скот: лошадей, быков. Особенно много разводили свиней, что традиционно для данного региона.

Дауры и дючеры также занимались рыболовством и охотой на пушного зверя (соболь, рысь, лиса). Силки, капканы, как свидетельствовал В.Д. Поярков, они не применяли. Рыбу ловили, вероятно, индивидуальными средствами лова и сетями, грузила на которые делали из уплощенных галек, с двух сторон имеющих искусственные выемки для привязывания.
Из ремесел у земледельческих народов Приамурья получила распространение обработка черных и цветных металлов, изделия из которых в изобилии обнаружены на могильниках владимировской культуры. Известен следующий факт: казак И.Квашин еще до прибытия на Амур предлагал князю Лавкаю в подарок железные котлы, топоры и ножи, но дауры отказались от этих предметов. О деревообработке и плотничьем ремесле у местного населения свидетельствуют обнаруженные в погребальных сооружениях доски и плахи. Иногда дючеры пиломатериалом даже платили дань маньчжурскому богдыхану. Знали дауры и каменное строительство.
Дауры и дючеры торговали с маньчжурами, покупая у них дорогие ткани, серебро, медь, олово и, в свою очередь, предлагая хлеб и меха.

Тунгусы-охотники. О тунгусах-охотниках известно очень мало. Они жили в легких жилищах. Соболей стреляли из луков, иногда применяли сети, загораживая выход из логова и выкуривая зверька дымом. У них были дрессированные собаки, которые подстерегали соболя у норы. Кроме луков на охоте применяли копья с широкими наконечниками, специальные самострелы и ловушки. Полифункциональным орудием можно считать пальму. Имея клинок до 40 см с прямой спинкой и выгнутой острой рабочей стороной, пальма нанизывалась на рукоять длиной несколько десятков сантиметров. Орудие применялось при продвижении по тайге, для рубки ветвей и как копье. Драгоценные меха тунгусы отдавали в виде дани (ясака) или меняли на необходимые товары у земледельческих народов.

Народы, занимавшиеся в основном рыболовством, для зимы строили углубленные в землю жилища, лето же проводили в наземных легких строениях. Основным средством передвижения были лодки, изготовляемые из бересты, кожи или выдолбленные из стволов деревьев. Зимой использовались собачьи упряжки. Одежду шили из кожи рыб и шкур животных, преимущественно собак. Вели меновую торговлю с народами земледельческо-ремесленной культуры. Многие предметы, в том числе керамические, металлические, стеклянные, имели не амурское происхождение. Покойников описываемые племена хоронили преимущественно воздушным способом, подвешивая умершего или его кремированные останки к деревьям. в случае необычной смерти труп (утонувшего или погибшего в лапах хищника) закапывали в грунт.
Далее по Амуру селились натки – предки современных нанайцев, и гиляки. в северных районах Приамурья кочевали эвенки, общая численность которых не превышала 4 тысяч человек. Основными районами их обитания являлись верховья Зеи, бассейны рек Селемджа, Бурея.

БОРЬБА ЗА АМУР

Исторический подвиг русских землепроходцев. XVII век ознаменовал собой новый этап в истории народов Восточной Сибири и Дальнего Востока. Он неразрывно связал их судьбу с историческими судьбами великого русского народа.
В 1619 году сибирские казаки заложили первый острог на берегах великого Енисея, а уже к середине века утлые кочи (лодки) русских промышленников бороздили суровые воды Тихого океана.

Свыше 170 плаваний и походов совершили бесстрашные мореходы в водах Восточной Сибири в XVII веке. За очень короткий срок, менее чем за полвека, простые русские люди совершили титанический труд. Испытывая величайшие невзгоды и лишения, борясь с дикой природой и суровым климатом, они прошли из края в край такие пространства, на освоение которых европейцы затрачивали сотни лет. «Горсть казаков и несколько сот бездомных мужиков прошли на свой страх океаны льда и снега, и везде, где оседали…закипала жизнь, поля покрывались нивами и стадами, и это от Перми до Тихого океана», - так оценивал выдающиеся подвиги землепроходцев русский писатель А.И. Герцен.

Присоединение народов Восточной Сибири происходило, как правило, мирным путем и, во всяком случае, не сопровождалось ни поголовным обращением их в рабство, ни массовым истреблением, как это случалось с коренным населением Америки в период ее завоевания европейцами.

О чем рассказывали эвенки. В 30-х годах XVII века русские землепроходцы приступили к освоению Южной Якутии и Северного Забайкалья. В 1632 г. казачий голова Бекетов заложил Якутский острог, вскоре превратившийся в главный центр всех русских владений в Восточной Сибири.
Отсюда отряды казаков двинулись на северо–восток, к «заморским» рекам – Яне, Индигирке, Колыме, и на юг, к Алдану. в 1636 г. был заложен Бутальский острог. Здесь казаки впервые узнали о существовании Даурской земли. Алданские эвенки поведали приказчику острога Дмитрию Копылову о том, что за южными горами «возле моря» течет большая река Чиркол, по берегам которой обитает многочисленный оседлый народ, занимающийся хлебопашеством.

Спустя два года небольшой отряд из тридцати казаков под предводительством Ивана Москвитина выступил в поход «на большие моря окиян». Путь отряда лежал по рекам Алдан и Мая. Перевалив Джугджурский хребет, казаки вышли на реку Улья и по ней спустились к Охотскому морю. в устье Ульи Москвитин основал в 1639 году небольшой острожек с зимовьем. Это было первое русское поселение на берегах Тихого океана. Казаки жили в нем почти два года, собирая ясак с окрестных жителей и пополняя свои очень скудные сведения о новых территориях.

Из бесед с местными эвенками Москвитин узнал, что «в летнюю сторону» живут гиляки, «и тех де гиляков побили …пришедшие в стругах бородатые люди доуры», живущие «к той же правой стороне в лето по Амуре реки, дворами и хлеб у них и лошади и скот и свиньи и куры есть и вино курят и ткут и прядут со всего обычая с русского».

Построив небольшое судно, Москвитин с частью отряда пошел морем на юг, открыв Шантарские острова и Удскую губу. По рассказу одного из участников этой экспедиции казака Колобова, отряд не только разыскал то место, где произошло кровавое столкновение гиляков с воинственными пришельцами, но и подходил к устью Амура. «За безлюдством и за голодом» Москвитин не решился продвигаться дальше в сторону Амура и в 1641 г. возвратился в Якутск.

Интересные сведения привез Максим Перфильев, побывавший с отрядом в Северном Забайкалье. Местные эвенки сообщили казакам, что дальше на восток от них течет река Джи (Зея), впадающая в Шилькар, а Шилькар впадает в реку Маму.
Царские воеводы начали всерьез задумываться о посылке на Амур большой экспедиции для изучения богатого края и подчинении его жителей власти Московского государства.

Слухи о Даурской «изобильной землице» необычайно быстро распространились среди русского населения Восточной Сибири. Русских на Амур влекли не только жажда добычи и дух непоседливости. Приамурье являлось единственным местом на всем громадном пространстве от Енисея до Тихого океана, где существовали благоприятные естественные условия для развития земледелия. Плодородные земли Приамурья должны были стать житницей Восточной Сибири и удовлетворить ее быстро растущие потребности в продовольствии.

Поход Василия Пояркова на Амур. Вынашивая план похода на Амур, воевода Головин спешил. Страна с большим трудом оправлялась от разорительных последствий шведско–польской интервенции, казна была опустошена войной 1632–1634 гг. с Польшей. Правительство требовало ее пополнения. Даурское серебро могло бы основательно подкрепить оскудевшую «государеву казну».

Руководство новым походом Головин возложил на «письменного голову» Василия Даниловича Пояркова, которого крутой и своенравный воевода выделял из своего окружения за немалый ум и «радение».
К лету 1643 г. в Якутске собралось несколько сот «охочих людей», из которых Поярков отобрал 132 человека. Воевода снабдил их оружием и припасами, и в июне отряд выступил в путь.

Готовясь к походу, Василий Данилович внимательно изучал пути в Даурскую землю. Решительно отказавшись от плавания по Витиму, он избрал иной путь – по Алдану, Учуру и Зее. Цель похода была определена в «наказной памяти», составленной воеводой Головиным. в ней говорилось: «И на Зие реке будучи ему Василию расспрашивать всяких иноземцев накрепко про сторонние реки падучие, которые в Зию реку пали, какие люди по тем сторонним рекам живут, сидячие ль, или кочевые, и хлеб у них и иная какая угода есть ли, и серебряная руда, и медная, и свинцовая по Зие реке есть ли… и чертеж и роспись дороги своей…прислать в Якутский острог, вместе с ясачной картою».
10 дней участники похода шли по Учуру до р. Гонам и еще пять недель до его верховьев. Тем временем начались холода, и река замерзла. Отряд остановился на зимовку. Проведя здесь две недели, с частью отряда, Поярков, преодолев Становой хребет, вышел к реке Брянта. На лыжах и с нартами землепроходцы шли вдоль замерзшего русла до Зеи. Русские землепроходцы встретились с даурами в устье реки Умлекан. Недалеко от устья Селемджи казаки вновь повстречались с даурами.

Не задерживаясь долго в устье Зеи, кочи В.Д. Пояркова вошли в Амур. Выменивая в прибрежных улусах продовольствие и отбиваясь от воинственных дючеров, казаки миновали Уссури. Далее отряд плыл спокойно и без всяких приключений достиг низовьев Амура. Перезимовав в гиляцкой земле, Поярков покинул устье реки и двинулся вдоль побережья Охотского моря. Землепроходцы доплыли до р. Улья.
Летом 1646 г. Поярков с товарищами возвратился в Якутск. Из 132 человек, ушедших с ним на Амур, вернулось только 33 человека. Затаив дыхание, слушали якутские казаки, служилые люди, промышленники скорбную, но захватывающую историю об Амуре и народах, проживающих на нем.

Ерофей Хабаров. Ерофей Павлович Хабаров–Святитский, выходец из солевычегодских крестьян, был человеком известным и влиятельным в Якутском воеводстве. Обладая неукротимой энергией промышленника–предпринимателя, Хабаров развил бурную деятельность, заводя пашни, занимаясь солеварением, пушным промыслом и торговлей. Был он и на «государевой службе». Хабаров со временем стал владельцем известного состояния и заметно выделялся из общей массы якутских поселенцев.

Поддерживая связи с якутским воеводой, Хабаров имел возможность детально познакомиться с состоянием Амурского дела. Он тщательно изучил все сведения о Приамурье. Они помогли ему отыскать более короткий и удобный путь в Даурскую землю. Весной 1649 г. в Илимске Хабаров встретился с вновь назначенным якутским воеводой Дмитрием Францбековым и изложил ему план похода. Тот охотно согласился направить Хабарова в экспедицию. Ерофей Павлович должен был заложить острог на реках Тугир или Шилка и привести даурских князей в подданство Московского государства, добиваясь этого по возможности мирными средствами.

Весной 1649 г. отряд Хабарова вышел из Илимска. в нем было 70 человек. Этих сил, как считал руководитель похода, будет вполне достаточно для осуществления задуманного дела. По Лене и Олекме его отряд добрался до Тунгира. Там участники похода сделали небольшую передышку и, перезимовав, в январе 1650 г. потянули лодки волоком на нартах к реке Урка, впадавшей в Шилку. Здесь начинались владения даурского князька Лавкая. Но городок Лавкая был покинут жителями. Хабаров и его товарищи двинулись дальше и вышли к городку князька Албазы. При приближении отряда жители прибрежных улусов скрывались, а князьки не желали вступать ни в какие переговоры. Хабаров понял, что надежды на мирное присоединение даурских земель оказались напрасными, а для завоевания Даурии он не располагал достаточными силами. Поэтому он был вынужден возвратиться в Якутск за подкреплением.
Оставив на Амуре 52 казака, Хабаров с небольшим отрядом добрался к маю 1650 г. до Якутска.

Осенью 1650 г. Ерофей Хабаров вновь появился на Амуре, приведя с собой более сотни служилых людей. От оставшихся здесь казаков он узнал, что даурские князьки категорически отказались платить ясак. Выполняя наказ воеводы – любой ценой привести местное население в «государево» подданство, Хабаров начал занимать даурские улусы. Князья, испугавшиеся прибытия большого отряда, предпочитали уклоняться от борьбы и без боя оставляли свои городки. Первое сражение произошло под стенами городка Яксы, принадлежавшего князю Албазе.

Заняв Албазин, Хабаров превратил его в свою главную резиденцию, откуда казачьи отряды ходили походами к дальним даурским улусам. Казаки прошли все земли, населенные дючерами, и вышли к устью р. Уссури, основав здесь Ачанский острог. в марте 1652 г. у его стен неожиданно появилось двухтысячное войско маньчжур. Ему поручалось изгнать казаков из Приамурья и закрепить владычество Цинской династии над народами обширного края. Началась осада острога. Первое столкновение маньчжурского войска с отрядом Хабарова закончилось полной победой казаков, которые не только выдержали осаду, но и разгромили маньчжурский отряд. Все пушки и припасы достались казакам.
Тем не менее Хабаров, опасаясь новых нападений и желая быть ближе к русским владениям, решил остановиться вблизи устья р. Зея. Здесь он решил поставить укрепленный острог. Но в отряде произошел раскол, и часть отряда снова ушла в низовья Амура. Хабаров настиг ушедших в гиляцкой земле, где провел над ними суд и расправу.
в Якутске тем временем собирались новые партии «охочих» людей для посылки на Амур. Летом 1651 г. в помощь Хабарову был отправлен отряд из 137 человек под началом Третьяка Чечигина.

Хабаров со своим отрядом вернулся к устью Зеи. Тем временем царь повелел отправить в Даурию три тысячи стрельцов под командованием князя Лобанова – Ростовского. в Якутск и на Амур отправился думный дворянин Дмитрий Зиновьев, которому поручалось непосредственно ознакомиться с состоянием амурского дела. Встреча царского посланца с казаками произошла неподалеку от устья Зеи. Зиновьев вручил им «государеву награду», передал Хабарову пожалованную царем золотую медаль и отстранил его от руководства амурским делом, обвинив Хабарова в утайке ясака. Новым приказным лицом на Амуре был назначенОнуфрий Степанов. в 1653 г. Зиновьев покинул Амур и увез с собой Е. Хабарова.

Среди русского населения Восточной Сибири амурское дело приобрело широкую популярность. Для управления новыми территориями в 1656 г. было создано Нерчинское воеводство. Его первым воеводой стал Афанасий Пашков.

Сотни людей устремлялись по проторенной Хабаровым тропе на вольные даурские земли. К 1655 г. здесь обосновалось до полутора тысяч переселенцев, по преимуществу пашенных крестьян. Возраставший приток русских людей в Приамурье умножал силы, находившиеся под началом Степанова, и позволял ему успешно отражать нападения маньчжурских отрядов. Однако силы были неравными. Ряды русских быстро таяли от голода и постоянных стычек с маньчжурами, отряды которых жгли и разрушали острожки, оставленные казаками. в 1658 г. русских на Амуре фактически не стало. Большинство первых русских поселенцев погибло, остальные покинули Приамурье, возвратившись в Якутию. Приамурье совершенно обезлюдело и являло собой мрачную картину полнейшего запустения.

Албазинская эпопея. В течение нескольких лет на Амуре появлялись лишь отдельные немногочисленные группы казаков и промышленников. в 1665 г. сюда бежал бывший приказной человек Усть-Кутской солеварни Никифор Черниговский. Со своим отрядом, насчитывавшим 84 человека, он приступил к восстановлению разрушенного Албазинского острога. в Албазин стали стекаться казаки и крестьяне. в короткое время вокруг него поднялись русские деревни и слободки – Игнашина, Монастырщина, Озерная, Ондрюшкина, Солдатова, Панова. Прибывавшие на Амур пашенные крестьяне снабжали быстро растущее население хлебом.
По распоряжению правительства в 1671 г. нерчинский воевода отправил на Амур Игнатия Милованова, которому было поручено подробно ознакомиться с левобережьем Амура для того, чтобы приступить к его массовому заселению русскими пашенными крестьянами. О результатах поездки Милованова сообщили в Москву, откуда в 1682 г. пришел указ об образовании в Приамурье Албазинского воеводства. Первым воеводой был назначен умный и энергичный сотник Алексей Толбузин.
Маньчжуры, преисполненные решимостью силой оружия навсегда вытеснить русских из Приамурья, стали готовиться к походу. Опорной базой маньчжурской армии была крепость Айгун, построенная близ устья Зеи. На Сунгари готовилась к походу флотилия из 80 судов, вооруженных пушками. Встревоженный этим обстоятельством А. Толбузин распорядился сосредоточить все местное население в Албазине и его окрестностях.
в 1684 г. в острог была доставлена грамота цинского императора Кан Си, в которой фактически объявлялась война. Он в ультимативной форме потребовал эвакуации Нерчинска и Албазина

4 июня 1685 г. дозорные казаки донесли воеводе о приближении к Албазину маньчжурского войска. Спустя несколько дней русский острог был окружен маньчжурами. в распоряжении Толбузина имелось всего 450 бойцов и три пушки. Силы были слишком неравными, чтобы русские могли успешно выдержать продолжительную осаду. Отразив первый штурм и потеряв половину своего гарнизона, Толбузин решил оставить крепость. Маньчжуры беспрепятственно пропустили защитников Албазина, двинувшихся в Нерчинск. Здесь они встретились с конным казачьим полком Афанасия Бейтона, отправленного к ним на помощь. Это укрепило стремление албазинцев и нерчинских властей продолжать борьбу за Амур. Сформировав отряд из 680 человек, А. Толбузин и А. Бейтон повели его к развалинам Албазинского острога, сожженного уходившими маньчжурами.
О восстановлении Албазина маньчжуры вскоре узнали от своих лазутчиков. Едва албазинцы успели возвести новые укрепления, как в первых числах июля 1686 г. к острогу подошел восьмитысячный отряд маньчжур. Они неоднократно штурмовали крепость. Однако ее защитники держались стойко, несмотря на большие потери, иссякавшие запасы продовольствия и крайнюю нужду в боеприпасах.
Маньчжурские военачальники не раз предлагали оборонявшимся в Албазине людям почетную капитуляцию. Но ни тяжелые потери и свирепый голод, ни почетные условия капитуляции не смогли сломить осажденных. К весне 1687 г. в крепости оставалось не более семи десятков бойцов, не перестававших надеяться на помощь.
Однако этим надеждам не суждено было сбыться. Царское правительство не стало посылать войска на помощь Албазину. Оно предпочло разрешить спорный вопрос дипломатическим путем.

Нерчинский трактат. В начале 1686 г. было решено послать в Китай посольство для заключения мирного договора. Главой посольства стал воевода Федор Головин, один из наиболее способных русских дипломатов своего времени. Посольству предписывалось добиться установления границы по Амуру, «давая знать, что кроме оной реки, издревле разделяющей оба государства, никакая граница не будет крепка».

Летом 1689 г. русское посольство прибыло в Нерчинск. Сюда же явились и маньчжурские представители, которых сопровождало большое войско. Начались переговоры о заключении мирного договора. Маньчжурские послы категорически отвергли предложение Головина о разграничении по Амуру «до самого моря» и потребовали, чтобы пограничная линия прошла далеко на северо-западе, в районе озера Байкал. Русский посол не менее решительно отверг необоснованные притязания маньчжуров, заявив, что «Маньчжурия не наследница Монголии». Переговоры с самого начала зашли в тупик.
в конце концов, было найдено компромиссное решение. Головин пошел на уступки, а маньчжуры отказались от своих притязаний на Забайкалье и земли, лежащие в бассейне реки Уд и по берегам Охотского моря.

27 августа 1689 г. был подписан мирный договор. По его условиям государственная граница устанавливалась по рекам Аргунь и Горбица и вершинам Станового хребта до верховьев реки Уд. На крайнем востоке до побережья Охотского моря граница не получила точного определения ввиду недостаточной изведанности тех мест.
Нерчинский трактат был первым в истории международных отношений договором, заключенным между Китаем и европейской державой. Он заложил основы мирных отношений между двумя государствами.
После подписания Нерчинского договора остатки албазинского гарнизона покинули крепость. Разрушением Албазина закончилась Амурская эпопея XVII столетия, память о которой навсегда сохранилась в сердцах наших земляков.

«АМУРСКИЙ ВОПРОС» В XVIII ВЕКЕ

Попытки решения «Амурского вопроса» в XVIII веке. В 80-е гг. XVII века, вследствие неблагоприятной внешнеполитической обстановки и давления военной силы маньчжур, Россия была вынуждена пойти на уступки Цинскому правительству. Русские колонисты покинули территорию Приамурья почти на 200 лет.
Потеря Россией данного региона по условиям Нерчинского договора 1689 г. отрицательно сказалась на развитии русского Дальнего Востока. Невозможность использования реки Амур как водной магистрали вынуждала правительство и администрацию Сибири опираться на населенные пункты, расположенные вдоль побережья Охотского моря, к которым прокладывались сухопутные дороги. Но эти дороги были слишком протяженными, труднопроходимыми и опасными. в то же время растущие потребности российской промышленности, интересы государства диктовали необходимость решения «Амурского вопроса».

Тем не менее процесс исследования и хозяйственного освоения Приамурья продолжался. в XVIII в. был организован ряд экспедиций с целью изучения возможностей расширения русско-китайской торговли и возвращения земель, расположенных вдоль реки Амур.
в 1714 г. лондонский агент Петра I Ф.С. Салтыков представил императору проект, в котором предлагал использовать Амур в качестве наиболее удобного пути для торговли с Китаем, Японией и другими странами Тихоокеанского региона. Данную точку зрения разделял и С.Л. Владиславич, доказывавший невыгодность для России любого разграничения в Приамурье, кроме как по течению этой реки.

Международные отношения на Дальнем Востоке и «Амурский вопрос». Наряду с проектами предпринимались и конкретные шаги. в 1736 г. участники второй Камчатской экспедиции П. Скобельцин и В. Шатилов вышли к Зее, а оттуда перебрались на Амур. Здесь они встретили несколько промышленных людей, занимавшихся промыслом пушных зверей. Одновременно землепроходцы наблюдали за жизнью местного населения, которое, как оказалось впоследствии, никому не платило ясак. От эвенков участники экспедиции получили информацию о том, что на территории бывшего Албазинского воеводства нет ни одного маньчжурского поселения.

Российское правительство предпринимало неоднократные попытки урегулирования спорного пограничного вопроса. в июне 1736 г. Сенат получил от китайского правительства уведомление о целесообразности дальнейшего разграничения территории Дальнего Востока. Империя Цин намеревалась превратить Приамурье в своеобразный буфер между Россией и Китаем.
Возможные выгоды от использования Амура для снабжения дальневосточных владений побудили правительство обратиться к цинским властям за разрешением свободного прохода русских судов по Амуру. Но империя Цин, расширяя свои владения за счет соседей, отказывалась принять предложения русской стороны. Следуя политике самоизоляции, Цинский Китай стремился сохранить Приамурье в качестве буферной зоны.
Однако в середине XVIII в. возникает новый фактор, с которым были вынуждены считаться как цинская, так и русская сторона - активизация колониальной политики ведущих мировых держав.
в США большую популярность стала приобретать «идея» создания англо-американского контроля над Тихим океаном. Главной задачей намечавшегося англо-американского союза являлась изоляция и ослабление России.

Активное проникновение иностранных держав в страны Дальнего Востока не могло не затрагивать интересов России. Поэтому в начале XIX в. русское правительство предприняло еще одну попытку решить «Амурский вопрос». На посольство графа Ю.А. Головкина, отправившееся в Китай в 1805 г., была возложена задача - определить судоходность Амура и добиться разрешения на проход хотя бы нескольких российских судов по реке ежегодно. в инструкции, которая давалась послу, предлагалось «исходатайствовать право содержать ей (России) торговых агентов на устье Амура» и «вытребовать от китайцев позволения ходить по Амуру, хотя нескольким судам ежегодно, для снабжения Камчатки и русской Америки необходимыми припасами». Но и на сей раз, Цинское правительство ответило отказом.

Постсоветский период в истории Приамурья

Период конца 80-х и 90-е годы XX века в Амурской области, как и по стране, был связан с глубокими преобразованиями, изменившими весь уклад жизни населения.
Распался СССР, бывшие союзные республики, в том числе и Россия, превратились в самостоятельные независимые государства.
Настало время острых политических, национальных и социальных конфликтов, развала экономики и социальной напряженности.
Наша область переживала не лучшие времена. Экономический спад, социальное и имущественное расслоение, безработица, невыплата пенсий и задержки заработной платы, забастовки и голодовки, пикетирование администрации – все это стало уделом многих людей, оказавшихся в безвыходном положении. И, как следствие этого - рост беспризорности, распространение наркотиков, пьянства. Начался отток населения в другие регионы страны.
в таких тяжелых условиях, с безрадостными результатами реформ и нарастанием недовольства властью прошло последнее десятилетие XX века на Амуре.

От партийной номенклатуры к демократии. Постепенно изменялась политическая система общества. На выборах в органы власти было разрешено выдвигать альтернативные кандидатуры, а не как раньше – только по одной кандидатуре на одно место. в самой коммунистической партии появились группы и течения, члены которых критически высказывались в отношении режима власти.

В 1989 г. состоялись выборы на Всесоюзный съезд народных депутатов. Часть депутатов выражали интересы либерально-демократической оппозиции. От Амурской области на Съезд народных депутатов СССР отправились выдвиженцы партийных комитетов. Его депутатами стали первый секретарь Амурского обкома КПСС Л.В. Шарин, доярка из села Тамбовка Э.И. Терехова, председатель колхоза П.П. Кутузов и другие. Все они являлись активными сторонниками политики КПСС.

Начатые преобразования вызвали к жизни многочисленные оппозиционно настроенные неформальные организации. в декабре 1989 г. в Благовещенске возникло объединение «Гражданская инициатива», активистами которой были А. Лепехин, И. Карандаев, С. Клопов, Г. Самодуров. в марте 1990 г. оформилась более массовая организация «Демократический блок в защиту перестройки», лидером которой стал известный амурский журналист А.Кривченко. Собрания и мероприятия блока приобрели массовый характер. Организация проявила себя в период предвыборной кампании 1990 г. Впервые трудовым коллективам, общественным организациям была предоставлена возможность выдвигать альтернативные кандидатуры, свободно агитировать за своих представителей. Результаты выборов превзошли все ожидания – два выдвиженца «Демократического блока» А.А. Кривченко и А.А. Захаров стали народными депутатами. Они вошли в состав либерально-демократической оппозиции депутатов съезда народных депутатов России.
Одновременно с выборами народных депутатов РСФСР были избраны депутаты областного, районных, городских, поселковых и сельских Советов народных депутатов. в областной Совет было избрано 179 депутатов, которые на своей первой сессии сформировали руководящие органы – облисполком и соответствующие отделы. Председателем областного Совета был избран А.Н. Белоногов. в 1991 г. он же стал и председателем Областного исполнительного комитета.
Важным событием политической жизни области стал референдум по вопросу о сохранении СССР. 80,7 процентов жителей области, участвовавших в голосовании, ответили: «Да». Кроме того, избирателям вручались бюллетени с вопросом о согласии на введение в РСФСР поста Президента. и здесь ответ был в большинстве случаев утвердительным.
в 1991 г. первым президентом России был избран Б.Н. Ельцин. в Амурской области за него проголосовало 37,7% от числа принявших участие в выборах. Это один из самых низких показателей в России.

Августовские события в Приамурье. Обстановка в стране оставалась крайне неблагоприятной: нарастал экономический кризис, росла инфляция, из магазинов исчезли необходимые товары, в том числе продукты питания, пришлось переходить к нормированному распределению по карточкам и талонам. Авторитет власти падал, доверие к перестройке оказалось окончательно подорванным.
в этих условиях партийно–государственная номенклатура, напуганная перспективой потери власти и своего привилегированного положения, воспользовавшись отъездом М.С. Горбачева в Крым, создала Государственный Комитет по Чрезвычайному положению, объявив его высшим органом власти. 19 августа 1991 г. в 6 часов утра по всем каналам радио и телевидения было опубликовано «Заявление Советского руководства», в котором сообщалось о введении в ряде регионов СССР чрезвычайного положения и о создании для управления страной Государственного Комитета Чрезвычайного Положения (ГКЧП).

В нашей области это сообщение было воспринято неоднозначно. Так, в Благовещенске уже вечером 19 августа состоялось экстренное заседание депутатского клуба и активистов движения «Демократический блок в защиту перестройки». Его участники решительно осудили выступление гэкачепистов. Члены же обкома КПСС и облисполкома, фактически, поддержали ГКЧП. Однако, своего ГКЧП в Амурской области решили не создавать,

«учитывая относительное спокойствие и стабильность работы народнохозяйственного комплекса области». После провала выступления ГКЧП 23 августа 1991 г. А.Н. Белоногов был отстранен от должности председателя облисполкома. Но уголовного дела на него заведено не было.

Прокуратура, расследовавшая деятельность облисполкома в период выступления ГКЧП в начале октября 1991 г,, сделала вывод о том, что «руководством облисполкома в дни государственного переворота 19 – 21 августа 1991 г. не было принято ни одного решения во исполнение указаний и распоряжений ГКЧП, а все усилия направлены на сохранение в области спокойной обстановки, предотвращение столкновений населения между собой, милицией и армией».

Н.А. Шиндялов

Начало реформ. До начала октября 1991 г. обязанности председателя облисполкома были возложены на В.Я.Бикбулатова. 8 октября 1991 г. Указом Президента Главой администрации Амурской области назначенАльберт Аркадьевич Кривченко. Ему предстояло сформировать новый орган власти – Администрацию Амурской области.

Перед администрацией А.Кривченко встали не простые проблемы. Со 2 января 1992 г. в стране началась экономическая реформа, которая ориентировала хозяйственные структуры на переход к стихийному рынку. Неконтролируемые цены стремительно росли, что резко ухудшило положение дел в экономике области. Еще один удар по ней нанесла приватизация, которая фактически свелась к растаскиванию государственной собственности.

В сельской местности ставка делалась на фермерские хозяйства. Колхозы и совхозы преобразовывались в акционерные общества. Однако начинающие фермеры зачастую разорялись, их хозяйства оказались нежизнеспособными. Начался спад производства, сокращались посевные площади, уменьшалось поголовье скота.
Кризисные явления в экономике усугублялись отсутствием взаимодействия между областной Администрацией и областным Советом народных депутатов. в ноябре 1992 г. Совет выразил недоверие А.А. Кривченко и принял решение провести выборы главы Администрации, которые состоялись 25 апреля 1993 г. Победителем стал Александр Владимирович Сурат.

Новый глава области провел реорганизацию Администрации, в которой усилилось влияние левого крыла. Была восстановлена организация коммунистической партии Российской Федерации (КПРФ), сформировался избирательный блок «Амурский избиратель» с коммунистической ориентацией.
Левое руководство Амурской области в условиях развивающихся в стране рыночных отношений и обострявшегося экономического кризиса, не смогло улучшить положение населения. Руководство области не владело рыночными методами регулирования экономического развития.

Экономика Приамурья: попытки преодоления кризиса. Экономика Амурской области на рубеже 80-90-х гг. ХХ в. переживала те же трудности, что и вся страна. Реформы, проведенные в годы перестройки, отрицательно отразились на жизни населения. Стала ощущаться нехватка промышленных товаров и продовольствия. Были введены талоны на предметы первой необходимости.


С приходом к власти нового правительства Б.Н. Ельцина ситуация еще более ухудшилась. Либерализация цен с января 1992 г. привела к резкому падению покупательной способности населения и уровня жизни. Зарплаты не соответствовали растущим ценам.


Другая реформа - приватизация - проводилась путем передачи в аренду, выкуп в коллективную и частную собственность бывшего государственного имущества. Все жители Приамурья, как и остальные граждане Российской Федерации, получили специальные чеки – ваучеры. Но на практике эти ценные бумаги не сделали большую часть амурчан собственниками и богатыми людьми. Они стали пустыми бумажками. в большинстве случаев собственниками бывших государственных предприятий стали их руководители, скупавшие у своих работников ваучеры. в результате из 2575 предприятий Амурской области, находящихся в 1992 г. в государственной собственности, к 1999 г. сохранили прежний статус лишь 18,7%.

Однако многие предприятия не смогли приспособиться к рыночным отношениям, разорялись и закрывались. Прекратили работу и обанкротились такие крупные предприятия области, как спичечная фабрика «Искра», Благовещенская мебельная фабрика, Благовещенская швейная фабрика, Благовещенская хлопкопрядильная фабрика, Райчихинский стекольный завод. Их работники оказались безработными (свыше 60 тысяч человек в 1993 г.).

Сельское хозяйство области оказалось в плачевном состоянии. в результате рыночных реформ большая часть бывших колхозов и совхозов прекратили свое существование. Что же касается фермеров, то они столкнулись с трудноразрешимыми проблемами. Наиболее острыми из них являлись: устаревший парк сельскохозяйственной техники и отсутствие средств на покупку новой; низкие закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию; захват продовольственного рынка иностранными производителями, предлагавшими дешевую, но не всегда качественную продукцию.


в стране разразился тяжелый кризис, отразившийся и на экономике Приамурья. Инфляция, безработица и безденежье породили среди людей неуверенность в завтрашнем дне. Жители Амурской области, оказавшиеся в подобном положении по-разному искали выход из него. Одни стали заниматься коммерцией, создавали индивидуальные предприятия. Другие пополнили ряды преступных элементов и маргиналов. Третьи, пытаясь прокормить себя и свою семью, искали новую работу, даже с нищенской зарплатой.

Стремительно падали темпы экономического роста. Так, в 1998 г. объем произведенной продукции составил лишь 38,4% от уровня 1992 г.
1998 год – стал тяжелым испытанием для многих жителей Приамурья. Страну поразил дефолт. Большинство граждан области, не успевших вложить свои денежные средства в иностранную валюту, в один миг оказались на пороге нищеты. Заработная плата многих амурчан не позволяла удовлетворить элементарные потребности в продовольствии и одежде.

Лишь с назначением премьер-министром Е.М. Примакова удалось приостановить резкий спад производства.
С приходом к руководству страной В.В. Путина ситуация в области, как и в целом по России, стала меняться в лучшую сторону. Власти, наконец, обратили внимание на проблемы Дальнего Востока. Возобновилось строительство Бурейской ГЭС и федеральной автодороги «Амур»: Чита-Хабаровск. В.В. Путин лично присутствовал при запуске первого агрегата новой электростанции 9 июля 2003 г. и открытии движения на трассе «Амур». Бурейская гидроэлектростанция станет одной из крупнейших в России. Шесть ее агрегатов должны выработать более 7 миллиардов Квт/ч электроэнергии. Совместно с Зейской ГЭС она обеспечит более 40% потребностей региона в электроэнергии.

За последние годы значительно улучшилось положение дел в энергетической и угледобывающей отраслях Амурской области. Увеличилась добыча золота. в 2004 г. добыто свыше 14 тысяч тонн этого драгоценного металла.


Близ г. Свободный был создан государственный испытательный космодром в связи с необходимостью расширения возможностей России по запуску космических аппаратов различного целевого назначения.
Ряд предприятий, основанных еще в советское время, успешно приспособились к новым рыночным отношениям. Они смогли перестроиться на выпуск современной продукции, востребованной не только в Приамурье, но и в других странах. К таким предприятиям можно отнести ОАО «Судостроительный завод», ОАО «Буреякран», ОАО «Амурский металлист».


Оживление промышленности привело к расширению темпов и размеров строительства. в настоящее время в этой отрасли Приамурья задействовано около 450 предприятий различных форм собственности.
Несмотря на определенные успехи, достигнутые в экономике области за последние четыре года, остаются нерешенными многие проблемы. По темпам развития добывающая промышленность значительно обгоняет обрабатывающую. По-прежнему переживает глубокий кризис сельское хозяйство области. Остается достаточно низким и уровень доходов большей части населения, особенно работников образования, здравоохранения и культуры. Разрыв между наиболее и наименее обеспеченными гражданами увеличился с 3,5 раза в 1990 г. до 11 раз в 2003 г.

Октябрь 1993 г. и переход к новой политической системе. Страна готовилась к принятию новой Конституции. Ее проект был предложен для всенародного обсуждения. 16 сентября 1993 г. в Благовещенске был созван съезд депутатов всех уровней Амурской области. Он определенно высказался против президентского проекта Конституции. Это стало поддержкой Верховному Совету и съезду народных депутатов, которые хотели сместить с поста президента Российской Федерации. Б.Н. Ельцин принял решительные меры – съезд был распущен, руководители Верховного Совета арестованы, депутаты изгнаны из Белого дома - здания парламента и правительства в Москве.

Глава Администрации Амурской области А.В. Сурат поддержал Съезд народных депутатов, за что и был смещен со своего поста Указом президента от 5 октября 1993 г.


Временно исполняющим обязанности главы области был назначен Владимир Павлович Полеванов, волевой и инициативный руководитель, сторонник либерально-демократических преобразований. С его именем связано много интересных начинаний и определенных достижений. Было завершено строительство комплекса областной клинической больницы, начато сооружение космодрома «Свободный», капитально отремонтировано здание драматического театра. В.П. Полеванов отлично понимал, что обратного пути для области нет, нужно идти вперед. С помощью экономических мер он пытался улучшить жизнь населения области, всемерно стремился расширять международные связи с соседними странами (Китай, Корея, Япония).


12 декабря 1993 г. в стране проходил референдум по принятию Конституции Российской Федерации. Большинство амурчан отвергло проект новой Конституции.

Еще 20 октября 1993 г. распоряжением главы Администрации области была создана специальная комиссия, которая подготовила проект Положения о создании вместо областного Совета нового органа власти –Областного собрания. 14 января 1994 г. он был утвержден, а в октябре уже состоялись выборы в Областное Собрание. Председателем Собрания избран Анатолий Николаевич Белоногов.


К осени 1994 г. наметились некоторые положительные сдвиги в жизни области: стала осуществляться программа экономической поддержки малого бизнеса, меры по социальной защите населения, началась реализация значительных инвестиционных проектов. Оживилась деловая активность амурских предпринимателей и фирм.


Деятельность В.П. Полеванова была одобрена Президентом России. Б.Н. Ельцин даже побывал в Амурской области в июне 1994 г. Впоследствие В.П. Полеванов был переведен на работу в Москву, где занял пост председателя Госкомимущества и заместителем главы правительства.
Главой администрации области стал Владимир Николаевич Дьяченко. в 1995 г. Областное Собрание подготовило основной Закон Амурской области – Устав Амурской области. Но эксперты Конституционного Суда Российской Федерации отметили, что многие его положения не соответствуют Конституции России. Тем не менее, Устав стал действующим с января 1996 года. в соответствии с ним Областное Собрание было переименовано в Областной Совет народных депутатов.

3 июня 1996 г. Президентом Российской Федерации главой Администрации области был назначен Юрий Гаврилович Ляшко, занимавший до этого пост мэра г. Благовещенска. Новая администрация проанализировала состояние дел и наметила обстоятельную программу вывода области из кризиса.

Законодательство Амурской области

 


Право России

Новости

Партнеры

Рейтинг@Mail.ru