ОБЗОР ПРАКТИКИ СУДОВ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ "О СУДЕБНОЙ ПРОВЕРКЕ ЗАКОННОСТИ и ОБОСНОВАННОСТИ АРЕСТА ИЛИ ПРОДЛЕНИЯ СРОКА СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ ЗА 1996 - 1998 ГГ." (обсужден на заседании Президиума Амурского областного суда 21 декабря 1998 года)

Архив



Обсужден на заседании Президиума

Амурского областного суда 21 декабря 1998 года



ОБЗОР

ПРАКТИКИ СУДОВ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ



О СУДЕБНОЙ ПРОВЕРКЕ ЗАКОННОСТИ и ОБОСНОВАННОСТИ

АРЕСТА ИЛИ ПРОДЛЕНИЯ СРОКА СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ

ЗА 1996 - 1998 ГГ.



Амурским областным судом изучена практика применения в области за период с 1996 по 1998 год законодательства, регулирующего вопросы судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей. Следует признать, что судами выполняется значительная работа по обеспечению судебного контроля за соблюдением законности и обоснованности применения органами дознания, следователями, прокурорами ареста в качестве меры пресечения и продления срока содержания под стражей.

Так, за 1996 год было рассмотрено:

жалоб на арест - 513;

жалоб на продление срока содержания под стражей - 23.

За 1997 год было рассмотрено:

жалоб на арест - 490;

жалоб на продление срока содержания под стражей - 18.

За 1998 год (первое полугодие) было рассмотрено:

жалоб на арест - 284;

жалоб на продление срока содержания под стражей - 6.

Основная нагрузка по рассмотрению дел данной категории приходится на судей Благовещенского городского суда (до 85% от общего количества). Это объясняется действием ч. 1 ст. 220.2 УПК РСФСР, устанавливающей, что судебная проверка законности и обоснованности применения заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно законности и обоснованности продления срока содержания под стражей производится судьей по месту содержания лица под стражей.

До сих пор некоторые прокуроры не оставили попыток добиться рассмотрения жалоб судами по месту избрания заключения под стражу в качестве меры пресечения. При этом ими приводятся мотивы целесообразности, с которыми, зачастую, трудно не согласиться. Однако, судебная коллегия на один из запросов дала следующий ответ: по поводу письма Тындинского прокурора Ригунова В.К. от 25 ноября 1998 года о передаче на рассмотрение Тындинского районного суда всех жалоб на меру пресечения в виде заключения под стражу (ст.ст. 221.1 - 220.2 УПК РСФСР), которая была избрана правоохранительными органами г. Тынды, сообщается, что данный вопрос Амурским областным судом изучен. Законодатель в ч. 1 ст. 220(2) УПК определил, что судебная проверка законности и обоснованности применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей производится судьей по месту содержания лица под стражей. Таким образом, судебную проверку законности и обоснованности применения заключения под стражу судье нужно производить по месту фактического содержания лица под стражей на момент проведения проверки. При определении места содержания лица под стражей необходимо руководствоваться положениями ст. 7 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ (в ред. федерального закона от 21 июля 1998 г. N 117-ФЗ), устанавливающей, что местами содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых являются:

следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации;

следственные изоляторы органов федеральной службы безопасности;

изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел;

изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых Пограничных войск Российской Федерации.

Изменение подсудности жалоб вступит в противоречие с положениями ч. 1 ст. 47 Конституции РФ, устанавливающей, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ответ дан 18 декабря 1998 года).

Таким образом, при определении территориальной подсудности жалоб исследуемой нами тематики необходимо строго руководствоваться приведенным положением Конституции РФ.

Одновременно следует иметь в виду, что Постановлением Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. N 4-П положение статьи 220.1, ограничивающее круг лиц, имеющих право на судебное обжалование постановления о применении к ним в качестве меры пресечения заключения под стражу, только лицами, содержащимися под стражей, и связанное с ним положение ст. 220.2 о проверке законности и обоснованности применения заключения под стражу судом только по месту содержания лица под стражей признано не соответствующим Конституции Российской Федерации.

Суды, руководствуясь действующим законодательством и с учетом разъяснений Пленума Верховного суда РФ, в основном правильно разрешают поступающие к ним жалобы на применение органами дознания, следователями, прокурорами заключения под стражу в качестве меры пресечения по уголовным делам, принимая в необходимых случаях меры к защите и восстановлению прав и законных интересов граждан.

Так, за 1996 год было удовлетворено:

жалоб на арест - 128;

жалоб на продление срока содержания под стражей - 3.

За 1997 год было удовлетворено:

жалоб на арест - 123;

жалоб на продление срока содержания под стражей - 9.

За 1998 год (первое полугодие) было удовлетворено:

жалоб на арест - 79;

жалоб на продление срока содержания под стражей - 3.

Таким образом, за исследуемый период из-под стражи в порядке судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей судами было освобождено 345 человек. Особого внимания заслуживает то, что незаконно арестованными за это время суды признали 38 несовершеннолетних.

Судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда регулярно контролировала состояние этой работы, оказывая влияние на формирование соответствующей судебной практики путем вынесения частных определений, помещения в своих бюллетенях наиболее характерных ошибок, а также направляя информационные письма по отдельным вопросам, что способствовало повышению качества рассмотрения жалоб и обоснованности принимаемых по ним решений.

Вместе с тем, следует констатировать, что в деятельности судов по осуществлению предусмотренного законом контроля за применением ареста в качестве меры пресечения еще допускается значительное количество ошибок и недостатков, о чем свидетельствуют следующие данные:

за 1997 год было:

обжаловано судебных постановлений 23;

из них отменено 12.

за 1998 год (первое полугодие) было:

обжаловано судебных постановлений 21;

из них отменено 5.

Таким образом, почти каждое второе обжалованное судебное постановление отменялось и направлялось на новое рассмотрение, что в значительной степени снижает эффективность судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей.



Сводная таблица статистических данных



--------------------------T-----------T-------------T------------¬
¦Период времени           ¦1996 год   ¦1997 год     ¦1998 год    ¦
¦                         ¦           ¦             ¦(первое     ¦
¦                         ¦           ¦             ¦полугодие)  ¦
+-------------------------+-----------+-------------+------------+
¦Всего рассмотрено жалоб  ¦           ¦             ¦            ¦
¦на арест и продление     ¦           ¦             ¦            ¦
¦срока                    ¦536        ¦508          ¦290         ¦
¦                         ¦           ¦             ¦            ¦
¦Удовлетворено жалоб на   ¦           ¦             ¦            ¦
¦арест и продление срока  ¦131        ¦132          ¦82          ¦
¦                         ¦           ¦             ¦            ¦
¦Обжаловано судебных      ¦данные     ¦             ¦            ¦
¦постановлений            ¦отсутствуют¦23           ¦21          ¦
¦                         ¦           ¦             ¦            ¦
¦Отменено судебных        ¦данные     ¦             ¦            ¦
¦постановлений            ¦отсутствуют¦12           ¦5           ¦
L-------------------------+-----------+-------------+-------------


Одним из обстоятельств, также в значительной степени влияющих на эффективность судебной проверки законности ареста, является состояние сроков рассмотрения жалоб.

Законом не устанавливается общий срок рассмотрения жалобы с момента ее подачи и до вынесения судьей соответствующего постановления. в ст. 220.1 - 220.2 УПК РСФСР относительно сроков устанавливаются следующие положения:

Администрация места содержания лица под стражей по получении адресованной суду жалобы этого лица на арест или продление срока содержания под стражей обязана немедленно и, во всяком случае, не позднее двадцати четырех часов с момента ее получения направить жалобу в соответствующий суд с уведомлением о том прокурора.

Лицо, производящее дознание, следователь и прокурор обязаны в течение двадцати четырех часов направить в суд поступившую жалобу вместе с материалами, подтверждающими законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей, а при необходимости - также и со своими объяснениями. в случае, если жалоба была принесена через администрацию места содержания под стражей, прокурор обязан направить в суд указанные материалы и объяснения в течение двадцати четырех часов с момента получения от администрации места содержания лица под стражей уведомления о подаче этим лицом жалобы.

Судья проверяет законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей не позднее трех суток со дня получения материалов, подтверждающих законность и обоснованность заключения под стражу в качестве меры пресечения.

Проверка дел показала, что среднестатистический срок прохождения жалобы соответствует одному месяцу. По некоторым делам жалобы рассматривались более двух, а по отдельным делам и трех месяцев. Так, 19 декабря 1997 года в Благовещенском городском суде зарегистрирована поданная Харкевичем Е.Ю. жалоба на арест. Назначается слушанием она на 30 января 1998 года. Столь длительная работа с жалобой привела к тому, что 25 февраля 1998 года эта жалоба нерассмотренной была направлена в Белогорский городской суд, куда направлено оконченное расследованием уголовное дело в отношении Харкевича Е.Ю. в материале отсутствуют сведения о том, когда поступил материал от следственных органов.

22 декабря 1997 года поступила в суд и только 28 января 1998 года рассмотрена по существу жалоба на арест Ваненко А.Б.

30 января 1998 года поступила, а лишь 3 марта 1998 года рассмотрена аналогичная жалоба Кривенцова А.Б.

Больше одного месяца находились в производстве Благовещенского городского суда жалобы Шашурина А.Л., Подлипенко Ю.В., Шумилова Г.П. и др.

Основной причиной столь длительного прохождения жалоб в судах является несоблюдение сроков, установленных для предоставления материалов, подтверждающих законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей. Имеют место нарушения сроков рассмотрения жалоб, вызванные недостатками в работе конвойных подразделений по обеспечению доставки в судебное заседание лиц, содержащихся под стражей, а также и неудовлетворительной организацией этой работы в самих судах. в Благовещенском городском суде зачастую это связано со срывами судебного заседания из-за занятости судей в другом процессе. Несмотря на это, судами не анализируются причины длительного прохождения жалоб, отсутствует острая реакция на случаи длительного непредставления соответствующими органами необходимых материалов.

В судебной практике возник вопрос: как следует поступать, если жалоба подается непосредственно в суд (обычно это делается адвокатами и законными представителями)? Пленум Верховного суда Российской Федерации в Постановлении от 27 апреля 1993 года N 3 "О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей" разъяснил, что в тех случаях, когда жалоба подается непосредственно в суд, о ее поступлении уведомляется прокурор, осуществляющий надзор за дознанием или предварительным следствием, который в течение двадцати четырех часов с момента получения уведомления обязан направить в суд материалы, подтверждающие законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей. Эти разъяснения некоторыми судьями игнорируются. Так, судья Благовещенского городского суда своим постановлением от 14 апреля 1997 года изменил меру пресечения в отношении Иванова С.В. на том основании, что в суд не поступали материалы, подтверждающие законность и обоснованность заключения под стражу. При этом жалоба была подана непосредственно в суд. Отменяя постановление судьи, судебная коллегия указала в своем определении от 3 июля 1997 года, что, как видно из материалов дела, прокурор г. Благовещенска не был извещен ни о поступлении жалобы, ни о дне ее рассмотрения и в судебном заседании не участвовал. Данные нарушения являются существенными, влекущими отмену принятого судьей постановления. Аналогичное нарушение было допущено судьей Благовещенского городского суда при рассмотрении жалобы на арест Бекетова Н.В. (постановление судьи от 13 марта 1998 года). Настораживает то, что эти оба нарушения допущены одним и тем же судьей.

С указанной проблемой тесно связан вопрос, который часто задается судьями: "Что делать, если соответствующие органы своевременно не представляют необходимые материалы?". Такая постановка вопроса возникает в связи с четким указанием в ст. 220.2 УПК РСФСР того, что в случае, если в заседание не были представлены материалы, подтверждающие законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей, судья выносит постановление об отмене этой меры пресечения и об освобождении лица из-под стражи. Данное положение закона, на наш взгляд, не может толковаться категорично и должно пониматься в смысле того, что материалы не представлены по причине их отсутствия вообще. Дело в том, что в большинстве случаев в суд не направляются материалы, подтверждающие законность и обоснованность ареста, задержания либо продления срока содержания под стражей, по уважительным причинам: вследствие неосведомленности прокурора, следователя, лица, производящего дознание, о подаче обвиняемым (подозреваемым) либо иными участниками процесса жалобы в суд (например, администрация следственного изолятора не направила прокурору уведомление о подаче арестованным жалобы в суд, либо направила такое уведомление с большим опозданием, либо такое уведомление затерялось на почте, что в настоящее время вполне возможно); вследствие того, что уголовное дело находится в экспертном учреждении в связи с проведением судебной экспертизы; вследствие болезни лица, в производстве которого находится уголовное дело, и др. Судья не должен поступать формально и не учитывать уважительного характера причин, не позволивших своевременно представить в суд материалы, подтверждающие законность и обоснованность задержания, ареста либо продления срока содержания под стражей. в тех случаях, когда в суд материалы своевременно не поступили, судья должен, по нашему мнению, установить причины этого. Если он признает такие причины уважительными, то поступит правильно, не назначая судебной проверки жалобы вплоть до устранения причин, препятствующих направлению в суд необходимых материалов. Если уважительные причины непредставления материалов будут установлены судьей в ходе открытого им судебного заседания, то судья правильно поступит, отложив судебную проверку на конкретный срок. Здесь вполне уместным будет информирование вышестоящих органов (должностных лиц-о невыполнении обязанностей соответствующими лицами (органами) по представлению материалов.

Встречаются случаи, когда органы следствия своевременно предоставляют необходимые материалы, но они по причине неоперативности канцелярии суда не передаются судье, в производстве которого находится рассмотрение соответствующей жалобы. Постановлением судьи Благовещенского городского суда от 13 марта 1998 года признана незаконной избранная мера пресечения в виде содержания под стражей в отношении Бекетова Н.В. Основанием к тому судья в постановлении указал непредставление материалов, подтверждающих законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения. Между тем, в судебную коллегию были представлены доказательства того, что эти материалы представлены в суд 12 марта 1998 года, и это послужило основанием для отмены принятого судьей постановления с направлением дела на новое рассмотрение.

Несмотря на более или менее сложившуюся ясность в вопросе круга лиц, имеющих право обжаловать законность и обоснованность ареста, судами все еще допускаются ошибки. Часть первая ст. 220.1 УПК РСФСР устанавливает, что жалобы на применение органом дознания, следователем, прокурором заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно на продление срока содержания под стражей приносятся в суд лицом, содержащимся под стражей, его защитником или законным представителем. По мнению судебной коллегии, каждое из указанных лиц вправе подать самостоятельно свою жалобу, и она должна быть рассмотрена судом независимо от того, что аналогичная жалоба, поданная другим лицом, уже рассматривалась. 21 января 1998 года судьей Благовещенского городского суда было отказано в удовлетворении жалобы адвоката Михайленко Г.Е, которым обжаловался арест Юсупова А.М. 2 февраля 1998 года жалобу на арест в тот же суд подал сам Юсупов А.М. За подписью судьи ему было сообщено: вопрос законности и обоснованности вашего ареста судом рассматривался 21 января 1998 года. в данном случае очевидным является ущемление самого права обвиняемого на обжалование законности и обоснованности меры пресечения в виде заключения под стражу. Кроме того, по вопросу отказа рассмотрения жалобы судьей не было вынесено никакого процессуального документа, который обвиняемый мог бы обжаловать и таким путем восстановить нарушенное право.

В силу закона необходимо различать жалобы:

1) на применение органом дознания, следователем, прокурором заключения под стражу в качестве меры пресечения;

2) на продление срока содержания под стражей;

3) на взятие под стражу и содержание под стражей для выдачи по требованию другого государства.

В соответствии с характером жалобы определяется предмет исследования, круг необходимых для правильного разрешения дела документов, а также закон, подлежащий применению. Не все судьи учитывают это. в ряде случаев рассматривается жалоба на арест, в то время как обжалуется продление срока. Так, постановлением судьи Благовещенского городского суда от 5 января 1997 года отклонена жалоба Шумилова Г. П. на меру пресечения - заключение под стражу. Однако, в деле самого постановления о применении указанной меры пресечения не имелось, а находилось постановление о продлении срока содержания под стражей до 3-х месяцев. Это позволяет сделать вывод, что жалоба по существу осталась нерассмотренной. Постановлением судьи Тамбовского районного суда от 15 сентября 1998 года удовлетворена жалоба Авазова Б. Г. - его арест признан незаконным и к нему применена мера пресечения в виде залога. При этом суд исходил из того, что не имеется никаких материалов, свидетельствующих о наличии признаков состава преступления, никаких следственных действий в отношении него не проводится, арестован он только на основании постановления прокурора. Отменяя по протесту прокурора постановление судьи, судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда указала, что Авазов задержан на основании постановления помощника прокурора прокуратуры Азербайджанской Республики и в настоящее время решается вопрос о его выдаче правоохранительным органам этой страны в порядке, предусмотренном Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года. в соответствии со ст. 60 Конвенции по получении требования о выдаче запрашиваемая договаривающаяся сторона немедленно принимает меры к розыску и взятию под стражу лица, выдача которого требуется, за исключением тех случаев, когда выдача не может быть произведена. Данная Конвенция в ст. 56 - 79 подробным образом регулирует основания, порядок и другие обстоятельства ареста лиц, подлежащих выдаче другому государству. Именно положениями Конвенции и необходимо было руководствоваться суду при разрешении дела. Жалоба же Авазова была рассмотрена исключительно в рамках норм УПК РСФСР и по правилам, предусмотренным ст. 220.1 - 220.2 этого Кодекса.

В соответствии со ст. 220.2 УПК РСФСР судебной проверке подлежат:

во-первых, законность;

во-вторых, обоснованность

применения заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно законность и обоснованность продления срока содержания под стражей.

Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении N 3 от 27 апреля 1993 года "О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей" разъяснил (п. 1), что под законностью ареста следует понимать соблюдение всех норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих порядок применения указанной меры пресечения и продления срока ее действия.

В связи с этим при производстве судебной проверки законности применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей судья должен проверить соблюдением органом дознания, следователем, прокурором всех норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих порядок применения к лицу указанной меры пресечения или продления срока ее действия. Для этого судья обязан тщательно проверить: возбуждено ли уголовное дело в отношении данного лица; предъявлено ли ему обвинение; соблюдены ли сроки предъявления обвинения лицу в случае заключения под стражу в качестве меры пресечения в порядке ст. 90 УПК; вручена ли обвиняемому (подозреваемому) копия постановления об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу; санкционирован ли арест правомочным на то прокурором; предусмотрено ли статьей, по которой предъявлено обвинение лицу в совершении преступления, наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года; достиг ли обвиняемый к моменту совершения общественно опасного деяния возраста, по достижении которого согласно закону возможна уголовная ответственность; соблюдены ли условия привлечения к уголовной ответственности и ареста лица, пользующегося статусом неприкосновенности; другие обстоятельства, которые, с учетом конкретной жалобы и поступивших материалов, судья сочтет необходимым выяснить.

Проверка материалов показала, что по большинству из них невозможно проверить соблюдение этих требований. На практике расписка о вручении обвиняемому (подозреваемому) копии постановления об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу выполняется на обратной стороне постановления. По большинству дел приобщена всего лишь светокопия лицевой стороны указанного постановления, что лишает возможности проверить соблюдение данного требования. Не видно, разъяснялось ли право на обжалование данного постановления. При рассмотрении дела в ходе судебного заседания эти вопросы так же не выясняются. в постановлениях невозможно разобрать, кем санкционировано применение меры пресечения.

В вышеназванном постановлении Пленума разъясняется, что под обоснованностью следует понимать наличие в представленных материалах сведений, в том числе о личности содержащегося под стражей, которые подтверждают необходимость применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления ее срока.

В связи с этим, при проверке обоснованности ареста судье необходимо проанализировать и оценить основания, которыми руководствовались следователь и прокурор, избирая в качестве меры пресечения для данного лица именно содержание под стражей. в числе прочих обстоятельств судья должен оценить: тяжесть предъявленного обвинения; наступившие последствия данного правонарушения; принимал ли обвиняемый (подозреваемый) меры к предотвращению вредных последствий совершенного им деяния; характеристику личности обвиняемого; наличие или отсутствие судимостей; состояние здоровья, семейное положение, наличие или отсутствие постоянного места жительства; роль обвиняемого (подозреваемого) в составе преступной группы, его конкретные действия; обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание арестованного; наличие обстоятельств, исключающих уголовную ответственность данного лица (явная ошибка в определении субъекта преступления и т.п.), и другие необходимые, по мнению судьи, обстоятельства.

По проверенным делам (материалам) приводятся судимости обвиняемых, однако, из-за отсутствия указания на время отбытия ими наказания невозможно определить, погашены ли они в установленном законом порядке. А это может иметь существенное значение для правильного разрешения вопросов, поставленных в жалобе.

Хотя, в соответствии со ст. 92 УПК РСФСР, о применении меры пресечения лицо, производящее дознание, следователь, прокурор выносят мотивированное постановление, а суд мотивированное определение, содержащее указание на преступление, в котором подозревается данное лицо, и основание для избрания примененной меры пресечения, однако, ни в одном из изученных постановлений судьи не приводили основания, которыми руководствовались именно следователь (прокурор), избирая в качестве меры пресечения для данного лица содержание под стражей.

Очень распространенной ошибкой в свете сказанного является то, что суды, зачастую, жалобу на арест или продление срока содержания под стражей рассматривают как ходатайство об изменении меры пресечения. в резолютивной части постановления судьи формулируют не предусмотренные законом решения.

В соответствии со ст. 220.2 ч. 6 УПК РСФСР в результате судебной проверки жалобы на арест или продление срока содержания под стражей судья выносит одно из следующих постановлений:

1-об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу и об освобождении лица из-под стражи;

2-об оставлении жалобы без удовлетворения.

Этот перечень принимаемых судьей при рассмотрении жалоб решений не может быть расширен.

Нередко же встречаются решения следующего содержания: Жалобу гр. Кспоян Арсена Самсоновича удовлетворить, меру пресечения в виде заключения под стражу изменить, из-под стражи освободить по внесению залога (Постановление судьи Свободненского городского суда от 11 февраля 1998 года). Постановлением судьи Благовещенского городского суда от 29 апреля 1998 года в отношении Комбарова В.А., вместо вынесения предусмотренного законом постановления об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу и об освобождении лица из-под стражи или об оставлении жалобы без удовлетворения, было принято решение об изменении меры пресечения в виде содержания под стражей на подписку о невыезде. Такие решения не позволяют судить о том, законно или незаконно в отношении Кспояна А.С. и Комбарова В.А. применена мера пресечения в виде заключения под стражу.

В данных случаях не подвергаются анализу основания, которыми руководствовались лица при избрании соответствующей меры пресечения. Не исследуется само постановление. А между тем, в своем Постановлении от 3 мая 1995 года N 4-П "По делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. А. Аветяна" Конституционный суд РФ указал, что из содержания статей 220.1 и 220.2 УПК РСФСР следует, что обжалованию и судебной проверке подлежит не само содержание под стражей в отношении обвиняемого или подозреваемого, а законность и обоснованность применения этой меры. Под применением меры пресечения, указывается Конституционным судом, законодатель понимает вынесение органом дознания, следователем или прокурором постановления об ее избрании (статьи 89, 92 УПК РСФСР). Постановлением судьи Благовещенского городского суда от 25 июля 1997 года удовлетворена жалоба на арест Малиновского Д. С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 2 п.п. "в", "г" УК РФ, которое он совершил в период испытательного срока, назначенного ему при условном осуждении за предыдущее преступление. Отменяя по протесту прокурора постановление судьи, судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда в своем определении от 4 ноября 1997 года указала, что в опротестовываемом постановлении не нашли отражения доводы, послужившие основанием для принятия оспариваемой меры пресечения, а также мотивы, по которым суд счел незаконным применение меры пресечения в виде заключения под стражу. Суд ограничился исключительно вопросом возможности изменения меры пресечения, а не законностью ее применения органами предварительного расследования. Аналогичные нарушения были отмечены при отмене постановлений судей Благовещенского городского суда от 31 октября 1997 года в отношении Казаряна И. Ж., а также Безбородова П. В. в определении судебной коллегии от 25 ноября 1997 года прямо указано из постановления о применении в отношении Безбородова меры пресечения - заключения под стражу следует, что при избрании таковой во внимание было принято то, что находясь на свободе Безбородов может помешать установлению истины по делу, а также принимается во внимание личность обвиняемого. Суду надлежало проверить законность и обоснованность этих доводов и дать им соответствующую оценку. Однако, как следует из постановления судьи, указанные обстоятельства не стали предметом рассмотрения и проверки.

Необходимо, в связи с изложенным, остановиться на вопросе о праве судьи при проверке законности ареста учитывать те обстоятельства, которые не нашли отражения в постановлении об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Практика судов Амурской области на этот счет идет по пути признания за судьей такого права. При этом следует указать на то, что, зачастую, судья даже не обращает внимания на изложенные в постановлении следователя основания избрания меры пресечения, а дает свое обоснование необходимости применения столь серьезной меры пресечения. А как быть, когда в постановлении об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу следователем вообще не приводится ни каких оснований принятого решения? Опять же, практика судов идет по тому пути, что в ходе рассмотрения жалобы судья проверяет фактическое наличие оснований для избрания ареста в качестве меры пресечения.

С такими подходами следует согласиться с определенными оговорками. Постановлением судьи Благовещенского городского суда от 3 февраля 1998 года оставлена без удовлетворения жалоба на арест Шашурина А. Л. Изучение материалов данного дела показало, что в постановлении следователя об избрании меры пресечения вообще отсутствует ссылка на основания, по которым избрано заключение под стражу. А вот дословно приводится полный текст мотивировочной части постановления судьи: "Согласно постановлению прокурора от 9 декабря 1997 года в отношении обвиняемого избрана мера пресечения содержание под стражей. Суд не усматривает оснований для изменения меры пресечения в отношении Шашурина, поскольку мера пресечения - заключение под стражу избрана законно и обоснованно". Приведенное постановление нельзя признать правильным по целому ряду параметров, о чем будет сказано дальше. Относительно поставленной проблемы очевидным является то, что повторять ошибку следователя (прокурора), не указавшего основания избрания меры пресечения в виде ареста, суд не вправе. Судья обязан полно и всесторонне изучить представленные материалы и при наличии оснований, предусмотренных ст. 89, 91, 96 УПК РСФСР, указать на них в своем постановлении. в определении судебной коллегии от 23 сентября 1997 года в отношении Бардина Е.В. указано: из обжалованного постановления (Благовещенского городского суда от 19 августа 1997 года) видно, что оно совершенно немотивировано. Так, в нем отсутствуют доводы, приведенные в жалобе, и мотивы, по которым суд отклонил эти доводы. Не обращено внимания суда на то обстоятельство, что в постановлении об избрании меры пресечения фактически так же не приведены основания применения меры пресечения в виде заключения под стражу. в постановлении следователя указывается, что учитывается личность обвиняемого. в то же время в суд представлены характеристики, где обвиняемый характеризуется положительно, имеет заболевание. Судом не выяснен вопрос, что имело в виду следствие, указывая на личность Бардина, как основание применения к нему столь суровой меры пресечения. По нашему мнению, судья не связан основаниями для избрания примененной меры пресечения, указанными (не указанными) в постановлении следователя (прокурора). Он вправе как привести новые основания, так и восполнить их отсутствие в постановлении следователя (прокурора) при их фактическом наличии. Наличие же этих обстоятельств должно, несомненно, подтверждаться представленными материалами. Однако в любом случае судья обязан, в первую очередь, дать оценку основаниям избрания примененной меры пресечения, указанным в постановлении следователя (прокурора). Так, рассматривая жалобу на арест Ваненко А. Б, судья Благовещенского городского суда в постановлении от 26 января 1998 года указал и дал оценку основаниям, указанным в постановлении следователя об избрании меры пресечения (обвиняемый может скрыться от следствия и суда и помешать установлению истины). Вместе с этим, в постановлении судья указал и на то, что Ваненко А. Б. ранее судим, не имеет определенного рода занятий и обвиняется в совершении тяжкого преступления. Рассматривая жалобу Кудрявцева Д. Г., судья расширила перечень оснований, приведенных в постановлении следователя об избрании меры пресечения. Наряду с тяжестью обвинения, что учитывалось следствием, судья сослалась на то, что Кудрявцев Д. Г. ранее судим, вменяемое ему преступление совершил в период отбытия наказания за предыдущее преступление. Представляется, что следует частными постановлениями реагировать на нарушения ст. 92 УПК РСФСР, допускаемые следователями (прокурорами) при составлении немотивированных и не содержащих указание на основания для избрания примененной меры пресечения постановления.

Относительно оснований избрания меры пресечения судьями допускаются ошибки в применении ст. 89, 91 УПК РСФСР, предусматривающих основания (обстоятельства), учитываемые при избрании меры пресечения. Указанные статьи закона устанавливают: при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда, или воспрепятствует установлению истины по уголовному делу, или будет заниматься преступной деятельностью, а также для обеспечения исполнения приговора лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд вправе применить в отношении обвиняемого одну из следующих мер пресечения: подписку о невыезде, личное поручительство или поручительство общественных организаций, заключение под стражу (ст. 89 УПК). При разрешении вопроса о необходимости применить меру пресечения, а также об избрании той или иной из них лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, суд учитывают, помимо обстоятельств, указанных в статье 89 настоящего Кодекса, также тяжесть предъявленного обвинения, личность подозреваемого или обвиняемого, род его занятий, возраст, состояние здоровья, семейное положение и другие обстоятельства (ст. 91 УПК). Принципиальные, в этом смысле, положения высказаны судебной коллегией Амурского областного суда в определении от 15 декабря 1998 года. Судьей Свободненского городского суда удовлетворена жалоба на меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении Лобанова С.Е., обвинявшегося в нарушениях правил дорожного движения, повлекших гибель трех лиц, т.е. по ст. 264 ч. 3 УК РФ (постановление судьи от 5 ноября 1998 года). Прокурор в протесте просил об отмене постановления судьи, считая его незаконным. в нем, по мнению прокурора, отсутствовала надлежащая оценка тех обстоятельств, которыми руководствовался следователь при избрании меры пресечения. Отменяя постановление судьи, судебная коллегия указала: заслуживающими внимания являются доводы протеста о том, что Лобанов обвиняется в совершении преступления в состоянии алкогольного опьянения, что он скрылся с места происшествия и явился в милицию только тогда, когда узнал, что разыскивается именно его автомобиль, а это давало следователю основания полагать, что он может скрыться от органов предварительного следствия. Нельзя игнорировать и тяжесть наступивших в результате совершенного преступления последствий (гибель трех лиц). Судья отвергла эти доводы лишь по тем мотивам, что таких оснований для избрания меры пресечения закон не предусматривает. Между тем, из содержания ст. 91 УПК РСФСР, устанавливающей обстоятельства, учитываемые при избрании меры пресечения, следует, что при разрешении вопроса о необходимости применить меру пресечения, а также об избрании той или иной из них лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, суд учитывают, помимо обстоятельств, указанных в статье 89 настоящего Кодекса, также тяжесть предъявленного обвинения, личность подозреваемого или обвиняемого, род его занятий, возраст, состояние здоровья, семейное положение и другие обстоятельства. Из приведенных положений закона следует, что указанный в законе перечень оснований, учитываемых при избрании той или иной меры пресечения, не является исчерпывающим. в зависимости от конкретных обстоятельств следователь (прокурор), а также суд вправе принять во внимание и положить в основу принятого решения об избрании меры пресечения и другие, не указанные в законе обстоятельства.

При судебной проверке обоснованности продления срока содержания под стражей необходимо выяснить конкретные причины длительного срока следствия и содержания лица под стражей, не допущено ли волокиты, другие обстоятельства, повлиявшие на неоправданно длительное содержание лица под стражей, не появились ли к моменту рассмотрения жалобы причины, позволяющие отменить меру пресечения в виде заключения под стражу и избрать другую, предусмотренную законом, меру пресечения, соблюдены ли требования ст.97 УПК РСФСР, и, в частности, надлежащий ли прокурор продлил срок, не превысил ли он своих полномочий, не нарушен ли срок содержания лица под стражей. Содержание ст. 97 УПК РСФСР определяет, что арест при расследовании преступлений по уголовным делам не может продолжаться более двух месяцев. Этот срок может быть продлен районным, городским прокурором, военным прокурором гарнизона, объединения, соединения и приравненными к ним прокурорами в случае невозможности закончить расследование и при отсутствии оснований для изменения меры пресечения - до трех месяцев. Дальнейшее продление срока может быть осуществлено только ввиду особой сложности дела. Именно эти обстоятельства и определяют предмет рассмотрения жалоб на продление срока содержания под стражей.

Эти положения не всегда учитываются судьями. Так, постановлением от 29 января 1998 года в отношении Лебедева В.А. продлен срок содержания под стражей до 3 месяцев. в постановлении судья Благовещенского городского суда от 11 февраля 1998 года указал следующее: суд находит жалобу не подлежащей удовлетворению по тем основаниям, что Лебедев В.А. обвиняется в совершении тяжкого преступления, ранее два раза судим за хищение, поэтому суд считает, что мера пресечения избрана с учетом тяжести содеянного и личности обвиняемого. Как видно, вообще совершенно без внимания оставлен вопрос об основаниях продления срока содержания под стражей, в то время, как в постановлении следователя указано следующее основание продления срока: в связи с тем, что расследование по уголовному делу продолжается. Не рассмотрено по существу и постановление о продлении срока содержания под стражей в отношении Шумилова Г.П. (постановление судьи Благовещенского городского суда от 5 января 1997 года). Больше двух месяцев к моменту рассмотрения Благовещенским городским судом жалобы на арест под стражей находился Подлипенко Ю.В. Судья, тем не менее, не истребовала постановление о продлении срока меры пресечения и соответственно оставила без внимания основания продления срока ареста (постановление от 14 января 1998 года). Правильно поступила судья Благовещенского городского суда Дементьева С.А., рассматривая жалобу на арест, поданную Кривенцовым А.Б. в материалах дела имелись и постановление об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей, и постановление о продлении срока содержания под стражей до 3 месяцев. Судьей, наряду с проверкой законности оснований применения указанной меры пресечения, проверены и законность оснований продления срока содержания под стражей, что нашло свое отражение в вынесенном судьей постановлении.

Для судебной проверки законности и обоснованности ареста судья должен располагать направленными следователем или прокурором одновременно с жалобой надлежаще заверенными копиями следующих документов: постановления о возбуждении уголовного дела; протокола задержания подозреваемого в совершении преступления (ст. 122 УПК); постановления о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения; постановления о привлечении в качестве обвиняемого; протоколов допроса подозреваемого и обвиняемого; решения правомочного органа о согласии на привлечение к уголовной ответственности и арест лица, пользующегося статусом неприкосновенности; а также иметь справки и другие документы, свидетельствующие о возрасте, состоянии здоровья (наличии и степени тяжести заболевания), семейном положении, наличии или отсутствии постоянного места жительства, имеющихся судимостях, характеристики личности арестованного.

При судебной проверке законности и обоснованности продления срока содержания под стражей судьей должна быть рассмотрена представленная ему надлежаще заверенная копия постановления о продлении этой меры пресечения.

По смыслу закона (ч. 3 ст. 220.1 УПК) лицо, производящее дознание, следователь и прокурор, направляя в суд вместе с поступившей жалобой материалы, должны тщательно определить их состав и объем, чтобы в судебном заседании бесспорно доказать законность и обоснованность применения ими в качестве меры пресечения именно заключения под стражу.

С этой целью, помимо указанных документов, они могут направить в суд и любые другие процессуальные документы, а если сочтут необходимым - также и свои объяснения.

При рассмотрении любой жалобы на применение ареста или продление срока содержания под стражей судья обязан проверить выполнение следственными органами положений, изложенных в ст. 11, 89, 90, 92, 96, 97 УПК, и располагать необходимыми для этого материалами. Состав и объем их в каждом конкретном случае различны.

Часть 3 ст. 220.1 УПК обязывает лицо, производящее дознание, следователя и прокурора направить в суд поступившую жалобу вместе с материалами, подтверждающими законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей.

Судья вправе истребовать и другие материалы, кроме представленных ему прокурором, следователем или органом дознания. Проверенные материалы показали, что судьи не используют такого права даже тогда, когда необходимость этого очевидна. Балацеров С.В. в своей жалобе на арест ссылался на острую нуждаемость в госпитализации в связи с участившимися приступами эпилепсии. Судья, отказывая в удовлетворении данной жалобы, указал на то, что в деле нет документов о нуждаемости в госпитализации. Между тем, в материалах имелись данные о заболевании Балацерова С.В., что обязывало суд более внимательно подойти к исследованию этого вопроса, для чего необходимо было при запросе материалов дополнительно запросить сведения о его нуждаемости в госпитализации.

В судебной практике возникал вопрос: могут ли адвокат и законный представитель содержащегося под стражей лица вместе с жалобой представлять непосредственно в суд имеющиеся у них материалы, необходимые, по их мнению, для рассмотрения жалобы по существу. Судьи области правильно поступают, когда принимают и исследуют в ходе судебного заседания при рассмотрении жалобы от указанных лиц характеристики с места работы арестованного, справки о его семейном положении, состоянии здоровья, тяжком заболевании его близких родственников, о возрасте несовершеннолетнего при отсутствии или неточности этих данных в представленных судье материалах, сведения о погашении судимости, о возмещении ущерба. При этом, зачастую, дополнительно представленные материалы играют решающую роль при удовлетворении жалоб. Изучение дел выявило характерность, что судьи по большинству удовлетворенных жалоб руководствовались именно представленными адвокатами дополнительными материалами.

В процессе судебной проверки законности и обоснованности ареста судья обязан проверить и обсудить доводы, изложенные в жалобе, в том числе, ссылки на невиновность и отсутствие доказательств, подтверждающих факт совершения преступления. При этом, судья не должен решать вопрос о виновности лица в совершении преступления, но обязан убедиться в том, что следственные органы, решая вопрос о применении заключения под стражу, располагали данными, дающими основания для привлечения лица к уголовной ответственности и избрания указанной меры пресечения. в случае необходимости судья может с этой целью потребовать предоставления дополнительных материалов.

Предупреждая возможные ошибки судей при проверке законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей, Пленум указал в постановлении (п. 9), что судья не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности содержащегося под стражей лица в инкриминируемом ему преступлении. в большинстве выносимых постановлениях судей указывается на то, в чем обвиняется лицо, обжаловавшее меру пресечения. Однако, очень часто встречаются постановления судей, где указывается на совершение лицом преступления и дается даже соответствующая квалификация содеянного. По уже упоминавшемуся материалу в отношении Шашурина мотивировочная часть постановления изложена следующим образом: "В период с 14 час. 29 ноября 1997 года до 5.30 часов 1 декабря 1997 года Шашурин по предварительному сговору с Черновым и Подшиваловым, имея умысел на хищение чужого имущества из гаража, расположенного по ул. Лазо - Октябрьская, тайно похитили имущество, принадлежащее гражданину, причинив значительный ущерб. Органами следствия Шашурин обвиняется в совершении преступления, предусмотренного п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ". Отменяя постановление судьи по делу Комбарова В.А., судебная коллегия в своем определении указала: "Вместо того, чтобы решать вопрос о соответствии закону принятого органами следствия решения о применении меры пресечения в виде заключения под стражу, суд в постановлении указал, что отсутствуют доказательства, что именно Комбаров совершил хищение автомобиля. Совершенно неясным тогда становится решение суда об изменении меры пресечения на подписку о невыезде". Отменяя постановление судьи Райчихинского городского суда от 2 ноября 1998 года, отклонившего жалобу Потапова А.А., судебная коллегия в определении от 10 декабря 1998 года указала: постановление является незаконным в силу его противоречия положениям ст.49 ч.1 Конституции РФ о том, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Вопреки указанным положениям, суд признал в постановлении установленным, что Потаповым совершено преступление, о чем неоднократно указал в постановлении.

На основании направленных следователем и прокурором вместе с жалобой материалов, подтверждающих законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей, судьей производится тщательная проверка жалобы, поданной в порядке ст. 220.1 УПК, и в тех случаях, когда заключение под стражу в качестве меры пресечения применено по мотивам одной лишь опасности преступления (ч. 2 ст. 96 УПК). При этом судья должен учитывать имеющиеся в представленных материалах данные о характере, степени общественной опасности преступления, тяжести предъявленного обвинения, личности арестованного, наличие постоянного места жительства, смягчающие и отягчающие наказание правонарушителя, и другие обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения жалобы (ст. 89 и 91 УПК).

В результате произведенной проверки поступившей жалобы судья вправе принять мотивированное решение как об оставлении жалобы без удовлетворения, так и об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу и об освобождении лица из-под стражи. Судья обязан безусловно выполнять требования закона (ч. 8 ст. 220.2 УПК-о том, что постановление судьи должно быть мотивированным. Не отвечают этим требованиям постановления, в которых аргументация сводится к выводам такого рода: "Суд считает применение меры пресечения в виде содержания под стражей обоснованным", "Считаю содержание под стражей до решения суда правомерным, нарушений УПК не допущено", "Оснований для отмены заключения под стражу не нахожу", или приведены надуманные доводы: обвиняемый "совершил убийство, возможно, в состоянии крайней необходимости" или "не собирался скрываться от следствия или мешать следственным действиям", "не намерен уклоняться от следствия и суда". Других оснований принятия решения судьями не приведено.

Принимая решение об освобождении лица из-под стражи, судья обязан учитывать, что арестованному предъявлено обвинение в совершении опасного преступления, а это исключает при противоправном поведении освобожденного возможность наступления неблагоприятных последствий для расследования уголовного дела и возникновения определенной угрозы неприкосновенности, жизни и здоровью потерпевших, добросовестных свидетелей и других участников процесса.

Чтобы сделать вывод об освобождении арестованного из-под стражи, судья должен иметь в материалах также подтверждение, что освобожденный не скроется от следствия и суда.

Имеются данные, что некоторые освобожденные судом из-под стражи скрылись от следствия. и хотя число скрывающихся по сравнению с общим числом освобожденных незначительно, но, по-видимому, при более внимательном изучении личности и учете относящихся к данному вопросу обстоятельств суды смогли бы избежать случаев необоснованного освобождения арестованных из-под стражи.

Так, постановлением судьи Свободненского городского суда от 11 февраля 1998 года было принято решение в отношении Кспоян Арсена Самсоновича удовлетворить жалобу, меру пресечения в виде заключения под стражу изменить, из-под стражи освободить по внесению залога. Он в тот же день внес определенную ему сумму залога в размере 50 тысяч рублей. По освобождении он скрылся и в настоящее время находится в розыске. Обвинялось данное лицо в совершении покушения на умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах. в материале, помимо этого, имелись сведения о том, что он причастен к совершению хищения горюче-смазочных материалов в одной из воинских частей. Основанием к принятию такого решения послужило то, что в материалах дела не имелось сведений о том, какие процессуальные действия выполнялись в отношении арестованного в течение четырех месяцев, а также наличие у него детей и постоянного места жительства. в данном случае явно были переоценены эти обстоятельства в противовес тяжести предъявленного обвинения и иных данных о его личности. Постановлением судьи Свободненского городского суда от 7 апреля 1998 года отменена мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении Блохина С.В. с избранием в качестве таковой подписки о невыезде. в качестве оснований к этому судья указал в постановлении, что представленные материалы никем не заверены, что обжалуемое постановление об избрании меры пресечения предоставлено на 1 и 6-ом листах, характеристика девятилетней давности. Отменяя постановление судьи, судебная коллегия в своем определении от 29 сентября 1998 года указала, что материал был рассмотрен раньше наступления 24 часов после извещения прокурора о поступившей жалобе (последняя подана непосредственно в суд), т.е. досрочно, что лишило прокурора возможности предоставить надлежащие документы; преступление, в котором обвиняется Блохин С.В., относится к категории особо тяжких (ст. 162 ч. 2 п.п. "а", "г" УК РФ разбой при отягчающих обстоятельствах); по делу необходимо провести большое количество следственных мероприятий, требующих участия обвиняемого. Этим обстоятельствам не было дано соответствующей оценки. Кроме того, в материалах имелись сведения о том, что Блохин уже скрывался от следствия. в результате незаконного освобождения Блохин С.В. после его освобождения скрылся и в настоящее время находится в розыске.

Судебную проверку жалобы судья проводит в соответствии с положениями ст. 220.2 УПК, предварительно уведомив о времени рассмотрения жалобы и материалов прокурора, защитника, если он участвует в деле, а также законного представителя лица, содержащегося под стражей. Через администрацию места содержания под стражей вызывается в заседание лицо, содержащееся под стражей. Перечисленные и другие необходимые, по мнению судьи, действия по подготовке и рассмотрению жалобы должны найти документальное подтверждение в копиях уведомлений сторон о дне рассмотрения жалобы и вызове лица, содержащегося под стражей. Эти документы следует помещать в заведенное производство по жалобе. Во многих проверенных материалах, рассмотренных без участия прокурора и адвоката, отсутствуют сведения об извещении указанных лиц о дне рассмотрения жалобы. При рассмотрении в кассационном порядке и удовлетворении жалобы на постановление судьи Благовещенского городского суда от 17 июня 1998 года в отношении Волошина В.Ю. судебная коллегия указала: Как было видно из жалобы Волошина В.Ю. на меру пресечения, по его делу принимал участие адвокат Худенко В.Н., который в этой жалобе указал, что поддерживает ее. Тем не менее, в рассмотрении жалобы адвокат участие не принимал, а в материале отсутствуют какие-либо сведения его извещения о месте и времени рассмотрения жалобы на арест. Из материалов дела видно, что в рассмотрении жалобы прокурор участия не принимал. в то же время отсутствуют данные о том, что он надлежащим образом был извещен о месте и времени рассмотрения жалобы на арест.

Важной процессуальной гарантией обеспечения прав на защиту и неприкосновенность личности имеют нормы уголовно-процессуального закона, определяющие участие защитника в уголовном судопроизводстве.

Так, согласно ст. 47 УПК защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения - с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения. Таким образом, обвиняемый и подозреваемый с указанного в ч. 1 ст. 47 УПК времени имеют право на защиту. Это в полной мере относится и к судебной проверке законности и обоснованности применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей. в п. 6 постановления Пленума от 27 апреля 1993 г. разъяснено: "...закон (часть 3 ст. 220.2 УПК) предусматривает участие защитника в судебной проверке законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей при условии, что он уже участвует в деле. Однако, если обвиняемый или подозреваемый одновременно с подачей жалобы лицу, производящему дознание, следователю, прокурору или в суд заявляет ходатайство об участии в судебной проверке избранного им защитника, то указанные должностные лица или судья должны принять меры к обеспечению участия в проверке этого защитника. При невозможности последнего явиться в суд в течение длительного срока названные должностные лица вправе предложить лицу, содержащемуся под стражей, пригласить другого защитника или назначить ему защитника через коллегию адвокатов". Допускаемые судьями нарушения в этой части достаточно распространены. Отменяя постановление судьи Благовещенского городского суда от 11 августа 1998 года, судебная коллегия в своем определении указала: Как видно из материалов, адвокат Соколова И.В. заключила с Ниазяном соглашение на участие в деле, и в его интересах подала в суд жалобу на применение меры пресечения. Судебное заседание было назначено на 11 августа 1998 года. Адвокат Соколова И.В. в своем ходатайстве просила перенести рассмотрение жалобы на другое время, указав, что находится в отпуске с выездом. Однако, судебная проверка проведена в отсутствии лица, подавшего жалобу. Судья в постановлении указал об оставлении без удовлетворения жалобы Ниазяна, однако, он жалобу не подавал. Судебная проверка проведена в отсутствие защитника, чем нарушено право Ниазяна на защиту. Судебная коллегия частным определением отреагировала на допущенные судьей по данному делу грубые нарушения закона.

При рассмотрении жалобы несовершеннолетнего Потапова А.А., 28 марта 1982 года рождения, Райчихинским городским судом не было обеспечено возможности участия в рассмотрении жалобы законного представителя. в материалах отсутствуют сведения об его извещении о времени и месте рассмотрения жалобы. Судебная коллегия признала данное нарушение закона существенным и отменила состоявшееся решение. Характерно то, что в своей жалобе на меру пресечения несовершеннолетний ссылался на отсутствие в семье отца, на то, что он в многодетной семье является старшим ребенком, нуждается в медицинской помощи. Проверку этих обстоятельств можно было с достаточной полнотой осуществить исключительно при участии в судебном разбирательстве законного представителя несовершеннолетнего.

С особой осторожностью необходимо подходить суду при решении вопроса о возможности рассмотрения жалобы на арест в отсутствии обвиняемого (подозреваемого). Отменяя постановление судьи Октябрьского районного суда от 26 августа 1997 года, рассмотревшего жалобу Кузько С.С. без его участия, судебная коллегия в своем определении от 23 сентября 1997 года записала: судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей в отсутствие лица, содержащегося под стражей, допускается лишь в исключительных случаях, когда это лицо ходатайствует о рассмотрении жалобы в его отсутствие либо по собственной инициативе отказывается от участия в заседании (ст. 220.2 УПК). Этого положения закона судом не учтено. Дело по жалобе рассмотрено без участия Кузько С.С. в материалах действительно имеется заявление, якобы, от Кузько С.С. Однако, из него совершенно неясно, как оно попало в суд, если обвиняемый содержится под стражей. в материале отсутствуют сведения о том, что он по собственной инициативе отказался от участия в заседании суда. При новом рассмотрении дела суду необходимо выяснить, имел ли место отказ Кузько от участия в судебном заседании, с чем он связан. Всесторонне исследовав указанный вопрос, суду необходимо разрешить его вынесением соответствующего суждения в виде отдельного судебного акта (постановления). Судебная коллегия своим определением от 26 августа 1997 года отменила постановление судьи Свободненского районного суда от 11 августа 1997 года, рассмотревшего и оставившего без удовлетворения жалобу адвоката Курильчика Н.Д. о законности меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Лапухина В. А. на том основании, что согласно протоколу судебного заседания жалоба была рассмотрена в отсутствие Лапухина, в суд он не вызывался, ходатайство о рассмотрении жалобы в его отсутствие не поступало. Данные нарушения, допущенные судом, являются существенными, влекущими отмену постановления судьи об отказе в удовлетворении жалобы адвоката на законность заключения под стражу в качестве меры пресечения. Судебная коллегия, таким образом, подчеркнула, что участие в заседании суда лица, содержащегося под стражей, должно быть обеспечено независимо от того, кем подана жалоба в его интересах (защитником, законным представителем).

Растерянность в практике судов Амурской области наблюдается в тех случаях, когда по делу не принимается решения об удовлетворении или отклонении жалобы, а производство по ней оканчивается по другим основаниям. в законе отсутствуют указания на то, как следует поступать, если обвиняемый отказался от своей жалобы, или если к моменту рассмотрения жалобы дело передано в суд, а также мера пресечения в виде заключения под стражу изменена на другую. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 апреля 1993 г. N 3 "О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей" (п.п. 10-11) разъяснил, что при отсутствии оснований для судебной проверки законности и обоснованности ареста либо продления срока содержания под стражей в связи с отменой или изменением обжалованной лицом меры пресечения либо его отказом от поданной жалобы судья выносит постановление о прекращении производства с указанием причин принятого решения. Если на момент подачи жалобы или ее рассмотрения в судебном заседании выяснится, что уголовное дело в отношении лица, содержащегося под стражей, передано в суд в порядке, предусмотренном ст. 217 УПК РСФСР, то жалоба направляется в тот же суд и рассматривается в соответствии с требованиями ст. 222 и 223 УПК РСФСР. Этих положений суды не выполняют.

Ранее трижды судимый, в том числе за тяжкие преступления, и вновь привлекаемый к ответственности за совершение тяжкого преступления Чигринцев В.Н., 1966 года рождения, без определенного рода занятий и места жительства, подал в суд 10 июля 1997 года жалобу, в которой просил изменить ему меру пресечения. 12 августа 1997 года он же обратился в суд с письменным заявлением, в котором просил не рассматривать его жалобу, т.к. он этого не желает. в тот же день в ходе судебного разбирательства он подтвердил свою просьбу не рассматривать его жалобу на арест. Суд, несмотря на это, рассмотрел его жалобу и, что более удивительно, удовлетворил ее, изменив меру пресечения. По протесту прокурора это постановление судьи было отменено, и производство по жалобе прекращено.

Обобщение показало, что по многим делам, по которым поступало сообщение об изменении меры пресечения самим следователем, судья не выносил никакого постановления. Производство по делу прекращалось тем, что к материалу приобщалось названное сообщение и дело сдавалось в архив (материалы по жалобам Попова В.А., Игнатова В.Г., Татарникова С.В. и других).

Хотя, в названном Постановлении Пленума Верховного суда не указывается на то, что необходимо выносить постановление в случаях направления жалобы в суд по причине направления туда самого уголовного дела, однако, по нашему мнению, такое постановление (о передаче жалобы в суд) выносить необходимо.

Также необходимо, по нашему мнению, выносить постановление при передаче жалобы из одного суда в другой в тех случаях, когда в ходе производства по жалобе обнаруживается, что обвиняемый переведен из одного места содержания под стражей (СИЗО) в другое (ИВС).

При рассмотрении жалоб в ходе судебного разбирательства ведется протокол судебного заседания, к которому предъявляются требования, предусмотренные ст. 264 УПК РСФСР. в нем должны быть указаны: место и дата заседания с обозначением времени его начала и окончания, наименование и состав суда, секретарь, прокурор, защитник, содержащееся под стражей лицо, а также другие вызванные судом лица, рассматриваемое дело, данные о личности обвиняемого (подозреваемого) и мера пресечения, действия суда в том порядке, в каком они имели место, заявления и ходатайства участвующих в деле лиц, определения или постановления, вынесенные судом без удаления в совещательную комнату, указание на вынесение определений или постановлений в совещательной комнате, разъяснение участвующим в деле лицам их прав и обязанностей, указание на факты, которые участвующие в деле лица просили удостоверить в протоколе, указание на факты нарушения порядка в зале судебного заседания, если они имели место, и на личность нарушителя, краткое содержание выступлений участников заседания и заключения прокурора, указание об оглашении принятого судьей постановления и разъяснении порядка и срока его обжалования. Протокол судебного заседания должен быть изготовлен и подписан не позднее чем через трое суток по окончании судебного заседания. Протокол подписывается председательствующим и секретарем судебного заседания.

Изучение протоколов показало, что не все они отвечают предъявляемым к ним требованиям. По причинам неподписания протоколов судебного заседания отменялись постановления судей, вынесенные по жалобам Малиновского Д.С., Волошина В.Ю. и ряда других лиц (при проверке выявлено много дел, сданных в архив с неподписанными протоколами). Не указано в протоколе судебного заседания по делу Сина А.И., кто являлся прокурором, хотя его речь состоящая из фраз "он еще может" нашла отражение в протоколе (в постановлении судьи так же не указывалось, кто был прокурором).

Во многих протоколах проверенных дел не указывается, какие конкретно права разъяснялись лицу, обжаловавшему заключение под стражу в качестве меры пресечения. Неясно, какие именно права были разъяснены участникам, по такой записи в протоколе: "Отводов нет, права разъяснены. Ходатайств нет. Оглашается жалоба", "Обвиняемому разъяснено право по ст. 220 УПК. Обвиняемому права понятны". в отдельных протоколах судебного заседания вообще нет записи о разъяснении прав и обязанностей участникам процесса.

В качестве одного из оснований отмены постановления судьи Свободненского городского суда от 5 ноября 1998 года в отношении Лобанова С.Е. суд указал на то, что из протокола судебного заседания следует, что никому из участников процесса не были разъяснены права и обязанности.

В данном случае следует иметь в виду рекомендации, высказанные в обзоре судебной практики Верховного суда РФ, о том, что пока не сложилось единства в понимании объема прав и обязанностей, которые разъясняет судья явившимся в заседание лицам. в основном это относится к обвиняемым и подозреваемым, содержащимся под стражей. Так как, в соответствии со ст.ст. 220.1 и 220.2 УПК судьей производится судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей, то следует разъяснять права и обязанности, предусмотренные ст. 46 УПК (обвиняемого) и ст. 52 УПК (подозреваемого), относящиеся к предмету предстоящего судебного исследования.

По некоторым проверенным материалам судом не соблюдался порядок (последовательность) проведения судебного заседания. в соответствии со ст. 220.2 ч. 5 УПК РСФСР в начале заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмотрению, представляется явившимся в заседание лицам, разъясняет им права и обязанности. Затем заявитель, если он участвует в рассмотрении жалобы, обосновывает ее, после чего заслушиваются другие явившиеся в заседание лица. в некоторых материалах судебное заседание начиналось докладом судьи жалобы на арест, по некоторым не представлялось слово законным представителям. При отмене уже упоминавшегося постановления судьи по жалобе Лобанова С.Е. одним из оснований отмены судебная коллегия указала в определении, что жалоба была подана адвокатом Лысак Н.Д., однако слово для обоснования жалобы ей было предоставлено лишь в конце судебного заседания, хотя по закону она должна была обосновать ее первой.

Особого внимания заслуживает вопрос возможности обжалования постановления судьи. Законом (ст. 331 УПК) устанавливалось, что постановление судьи, вынесенное по результатам рассмотрения жалобы в порядке ст. 220.2 УПК на законность и обоснованность применения ареста или продления срока содержания под стражей, является окончательным, обжалованию и опротестованию в кассационном порядке не подлежит. На невозможность кассационного и надзорного обжалования судебных постановлений неоднократно ориентировал Верховный суд РФ. Между тем, Федеральным законом РФ от 21 декабря 1996 г. N 160-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации" из пункта 3 части первой статьи 331 УПК РСФСР исключена ст. 220.2 УПК РСФСР, что предопределило возможность кассационного обжалования и опротестования вынесенного судьей постановления по результатам рассмотрения жалобы в порядке ст. 220.2 УПК на законность и обоснованность применения ареста или продления срока содержания под стражей. До настоящего времени многие судьи в постановлениях продолжают указывать на то, что они являются окончательными, обжалованию и опротестованию не подлежат. Зачастую это происходит из-за того, что постановления выносятся на бланках (суды были обеспечены ими в централизованном порядке), изготовленных еще до принятия вышеназванного закона, на которых указывается, что на основании п. 3 ч. 1 ст. 331 УПК РСФСР настоящее постановление обжалованию и опротестованию не подлежит. Такие нарушения были допущены при рассмотрении судьями жалоб Шашурина А. Л., Красина А.Г. (Благовещенский городской суд) и других.

Часто, разъясняя право на обжалование постановления, судья не указывает в нем срок, в течение которого может быть принесена жалоба, начало исчисления этого срока, куда должна подаваться жалоба.

Надлежащее выполнение судами закона, разъяснений Верховного суда, а также рекомендаций, изложенных в настоящем обзоре, будет способствовать обеспечению эффективности судебного контроля за соблюдением законности и обоснованности применения органами дознания, следователями, прокурорами ареста в качестве меры пресечения и продления срока содержания под стражей.



Судебная коллегия

по уголовным делам

Амурского областного суда










Региональное законодательство Амурской области Следующий региональный документ,  правовая интернет библиотека Приамурья





Право России

Новости

Партнеры

Рейтинг@Mail.ru