Постановление Апелляционной инстанции Арбитражного суда Амурской области от 12.11.1997 При заключении договора на поставку электроэнергии при разрешении вопроса об ответственности за просрочку оплаты потребленной электроэнергии суд учитывает срок заключения договора и срок вступления в действие части 2 ГК РФ

Архив



АРБИТРАЖНЫЙ СУД АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ



ПОСТАНОВЛЕНИЕ

АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ПО ПРОВЕРКЕ ЗАКОННОСТИ И

ОБОСНОВАННОСТИ РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНОГО СУДА,

НЕ ВСТУПИВШИХ в ЗАКОННУЮ СИЛУ



12 ноября 1997 года



(извлечение)



АОЗТ "Чигиринское" обратилось в Арбитражный суд с исковым заявлением по разногласиям, возникшим при заключении с АООТ "Амурэнерго" договора на поставку (отпуск) и потребление электроэнергии от 26 мая 1997 г. N 249. При заключении договора стороны не пришли к соглашению по пунктам 2.1.6, 2.2.1, 2.2.3, 2.2.4, 3.1.1, 3.1.4, 3.1.6, 3.1.11, 3.1.12, 3.2.1, 3.2.2, 3.2.6, 5.4, 6.1, 6.2.5, 7.2, 8.1, 3.1.5, 6.2.1, 6.2.2, 6.2.3, абзацу 2, 6.2.6, 7.1, 7.3, 7.4, 8.3, 8.5, 8.11, 9.1, 10.2.

Не согласившись с принятым судом решением от 23 сентября 1997 года АООТ "Амурэнерго" оспаривает его только в части редакции по п. 5.4 договора и исключения из условий договора пункта 8.11.

Решением по делу пункт 5.4 принят в следующей редакции:

"Вся образовавшаяся за прошедший период задолженность абонента за поставленные электроэнергию и мощность учитывается в денежном выражении по тарифам, утвержденным региональной (федеральной) энергетической комиссией, утвержденным на момент возникновения обязательства абонента по оплате.".

Оспаривая редакцию п. 5.4, заявитель жалобы приводит следующие доводы:

Учет поставляемой энергии имеет свои особенности в силу специфичности продукции, подлежащей реализации, учитывая это, договор энергоснабжения нового ГК РФ является одним из видов отдельных обязательств и относится в главе "Купля - продажа".

Каждая продукция (товар) имеет свойственную ей единицу измерения в киловаттах, киловатт-часах.

Следовательно, задолженность у потребителя возникает в случае получения им определенного количества кВт/часов энергии и неоплаты ее.

В связи с этим необходимо первоначально учитывать количество полученной энергии, а это кВт/часы, которые затем выражаются в денежной единице.

Учитывая это, ответчик не может согласиться с принятой судом редакцией по п. 5.4 договора, ибо он не отражает исчисление задолженности в количественном измерении энергии, тем самым противоречит п. 1 ст. 544 ГК РФ и Правилам пользования электрической и тепловой энергией.

Кроме того, задержку оплаты мы относим не к упущенной выгоде, а относим к убыткам. П. 2 ст. 544 ГК предусмотрено, что порядок расчетов за энергию определяется законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Мы настаиваем, чтобы в договоре были определены особые условия оплаты энергии в случае задержки в соответствии с п. 3 ст. 393 ГК РФ, где указано, что "если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора...".

Действительно, при задержке оплаты абонентом за поставленную энергоснабжающей организацией электроэнергию, последняя терпит убытки. Размер подлежащих возмещению убытков во многом зависит от того, какие цены положены в основу расчета. Применение цен, существовавших на день, когда обязательство должно было быть исполнено, не обеспечивало бы полного возмещения убытков. Поэтому в качестве презумпции установлено правило, в соответствии с которым расчет убытков производится исходя из цен, существовавших на день добровольного удовлетворения требования кредитора.

Возражая против доводов ответчика, истец считает, что требование об учете задолженности по электроэнергии в натуральном выражении (киловаттах, киловатт-часах) противоречит самой природе договора энергоснабжения. Требование энергоснабжающей организации об оплате задолженности в рублях по тарифам, действующим на момент платежа, необоснованно, т.к. в соответствии со ст. 547 ГК РФ за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору виновная сторона должна возместить только причиненный этим реальный ущерб.

Апелляционная инстанция Арбитражного суда считает, что требования заявителя жалобы по пункту 5.4 договора необоснованны и удовлетворению не подлежат.

Согласно ст. 544 ГК РФ оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии. Установленная в договоре плата за электрическую мощность является платой за ее абонирование и возможность в любой момент использовать необходимую электрическую энергию. в случае недоиспользования договорной величины электрической мощности оплата производится за договорный объем, а не за фактическое потребление.

По договору энергоснабжения образовавшаяся денежная задолженность абонента перед ЭСО будет являться реальным ущербом, возмещение которого ЭСО вправе возместить (взыскать) с абонента в установленном законом порядке.

АООТ "Амурэнерго" считает исключение из условий договора пункта 8.11 неправомерным, т. к. с введением в действие с 1 марта 1996 года части второй ГК РФ договор на энергоснабжение относится к договорам купли - продажи главы 30 "Купля - продажа", то для него применима ответственность за просрочку платежа, предусмотренная п. 8 Постановления ПВС РФ и Правительства РФ от 25 мая 1992 г. N 2837-1 "О неотложных мерах по улучшению расчетов в народном хозяйстве и повышении ответственности предприятий за их финансовое состояние".

По п. 8.11 АОЗТ "Чигиринское" с доводами ответчика не соглашается, считая, что п. 4 Информационного письма ВАС РФ от 23 июля 1993 г. N С-13/ОП-245 разъяснено о применении ответственности в случае, если между сторонами заключен договор поставки или купли - продажи, а договор на энергоснабжение является особым видом договора.

Заслушав доводы сторон по п. 8.11 договора от 26 мая 1997 года N 249, суд считает требования заявителя жалобы не соответствующими действующему законодательству.

Статьями 4, 5 Федерального закона "О введении в действие части второй ГК РФ" от 26 января 1996 г. N 15-ФЗ предусмотрено, что впредь до введения законов и иных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, в соответствии с частью второй Кодекса законы и иные правовые акты Российской Федерации, а также акты законодательства Союза ССР, действующие на территории Российской Федерации в пределах и в порядке, предусмотренных законодательством Российской Федерации, применяются постольку, поскольку они не противоречат части второй Кодекса (ст. 4). Часть вторая Кодекса применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие. По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 года, часть вторая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.

Заключаемый между сторонами по спору договор энергоснабжения N 249 датирован 26 мая 1997 года с протоколом разногласий от 23 июня 1997 года.

В соответствии со ст. 547 ГК РФ в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору энергоснабжения сторона, нарушившая обязательство, обязана возместить причиненный этим реальный ущерб (п. 2 ст. 15).

Поскольку правоотношения по договору между сторонами складывались после 1 марта 1996 года и ответственность за нарушение обязательств ст. 547, п. 2 ст. 15 ГК РФ предусмотрена, поэтому Постановление Правительства РФ от 25 мая 1992 г. N 2837-1 противоречит действующему законодательству и не может быть применено.

Кроме того, стороны количество потребляемой электроэнергии и цену в договоре предусмотрели, поэтому ЭСО изменить цену в одностороннем порядке не имеет права.

В судебном заседании сторонам был задан вопрос о том, оспаривают ли они какие-либо другие пункты договора. Представители сторон ответили, что с вынесенным решением по остальным пунктам договора они согласны и их не оспаривают.










Региональное законодательство Амурской области Следующий региональный документ,  правовая интернет библиотека Приамурья





Право России

Новости

Партнеры

Рейтинг@Mail.ru